Психология мужской любви: может ли мужчина одновременно любить двух женщин одинаково?

История знает немало примеров многоженства, и во многих странах мира эта традиция продолжается, что говорит в пользу того, что мужчине могут нравиться несколько женщин одновременно.

Да и любому молодому человеку знакомо чувство, когда, оказавшись в компании симпатичных девушек, буквально не знаешь, на ком остановить взгляд, так все хороши.

Может ли мужчина быть неравнодушным к двум женщинам одновременно?

Однажды на семинаре по семейной психологии один из докладчиков обратился к присутствующим с просьбой: «Я прошу вас быть предельно откровенными. Поднимите, пожалуйста, руки, если вы, будучи в браке, одновременно влюблялись в другого человека».

В зале, где сидели мужчины и женщины с солидным семейным стажем, поднялся целый лес рук. «А теперь, продолжил докладчик, я прошу поднять руки тех, кто из-за этой влюбленности ушел из семьи».

На сей раз не поднялась ни одна рука, и докладчик произнес: «Я буду счастлив выступать перед такой по-настоящему взрослой аудиторией». Если «по-настоящему взрослые» люди так единодушны в отношении к влюбленности, откуда же возникает вопрос – может ли мужчина любить двух женщин одновременно? Психология на этот счет имеет свое мнение.

Может ли быть одновременно неравнодушным и может ли мужчина любить двух женщин одинаково – это совершенно разные вопросы в мужской психологии. Несмотря на симпатию к нескольким подругам, мужчина должен определиться, с которой из них он чувствует себя более комфортно – уверенным в себе, заботливым мужчиной или преданной собачонкой, зависящей от настроения хозяйки.

Может ли мужчина любить двух женщин одновременно? Многие мужчины зачастую спешат и принимают за любовь влюбленность, а то и просто сексуальное влечение. Даже древние греки разбирались в психологии и знали, что, несмотря на похожесть ощущений, эти чувства нельзя называть одним словом:

  1. Влюбленность, какой бы сильной она не казалась, недолговечна, и очень скоро любимый человек может стать чужим.
  2. Влюбленность, как характеризует психология, жаждет эмоциональных наслаждений для себя, рисует в воображении страстные сцены близости («сплетенье рук, сплетенье ног»), заставляет «терять сознание» от голоса любимой, затмевает разум и отбирает способность контролировать себя, то есть граничит с одержимостью.
  3. Любовь жаждет счастья не только для себя, она проявляет заботу и интерес к объекту симпатии как к личности, смотрит вперед, не ища выгоды даже в эмоциональном плане, а предполагая долгое совместное сосуществование в любых обстоятельствах.
  4. По-настоящему влюбленный мужчина засыпает и просыпается с мыслями о любимой, его сердце и каждая клеточка наполнены мечтами и планами, где присутствует только она. В таком сердце не остается места ни для какой другой женщины, и вопрос, может ли мужчина любить двух женщин одновременно, не возникает.
  5. Если же мужчину терзают сомнения и он пытается выяснить, может ли мужчина любить двух женщин одновременно, психология видит объяснение в том, что настоящей любви человек не познал и попросту ищет оправдания своей несостоятельности.

Когда мужчина руководствуется не только психологией чувственного эгоизма, но одновременно и рассудительностью, к нему обязательно приходит более сильное чувство, нежели влюбленность.

Что говорит психология о тех, которые могут любить одну, а жить с другой?

Психология любви до сих пор остается тайной за семью печатями для исследователей этого необыкновенного чувства.

Психология не может объяснить, почему многие «роковые» для известных мужчин женщины не отличались ни особой красотой, ни мягким нравом. Как, например, фатальная муза В. Маяковского Лилия Брик.

А что заставляет сотни и тысячи мужчин вздыхать по одним женщинам и одновременно жить с другими? И может ли мужчина любить одну, а жить с другой? Психология не считает подобную ситуацию феноменальной. У такого положения вещей есть несколько причин, зависящих от мужского психотипа.

Мужчина получает решительный отказ от объекта любви, а добиваться взаимности ему не позволяет психология гордеца. Чтобы не прозябать в одиночестве, он заводит себе жену или сожительницу и влачит свое существование «как все» — с пожизненным внутренним конфликтом, тайной любовью и одновременно — обидой на женщин.

«Потому что нельзя… быть красивой такой»

Почти то же самое. Мужчина даже не пытается сообщить возлюбленной о своих чувствах, поскольку считает ее… слишком красивой и недоступной. Понимая, что женская красота требует жертв, мужчина решает не искушать судьбу и довольствоваться менее экзотическим подарком – не самой красивой и не слишком любимой женщиной.

Опьяненные юношеской страстью молодые люди нередко связывает себя узами Гименея. Таких удальцов часто раззадоривает то, что красавица оказалась «не по зубам» всем остальным, а к нему «проявила милость». Другой вариант – девушка попала в «интересное положение», и чувство долга обязало…

Пылкая влюбленность, как и «любовь» из чувства долга, через время проходят, молодой человек встречает настоящую любовь, но разрушить семью не решается, вот и живет с одной, и одновременно любит – другую.

Почему бывает, что любят одних, а женятся на других?

Ситуаций, когда мужчина оказывается неспособным жениться по любви, в арсенале затейницы-судьбы немало. Варианты, описанные выше, тоже актуальны. Но их можно дополнить.

Разновидностью уже рассмотренного варианта событий можно назвать психологию мужчины, который долго откладывал свое признание в любви, а когда, наконец, решился, его пассия оказалась занятой другим.

В отместку он «тоже» женится на другой, и всю жизнь, как подлая рептилия, укусившая свою жертву, издалека наблюдает за жизнью возлюбленной, надеясь, что ее брак удачно распадется, или супруг отправится к праотцам, или, наконец, она сама «одумается и приползет к нему на коленях».

Психология умалчивает о том, как в таком случае они собираются обойтись со своей настоящей женой.

«Страху» мужчин завоевать красивую женщину противостоит другое явление, известное в психологии. Мужчина влюбляется в женщину, которую… стесняется. То ли она не так презентабельна, как леди из его круга общения, то ли не так образованна, то ли намного ниже него по социальному положению – не важно.

Он знает, что брак с этой женщиной не вызовет одобрения ни его родни, ни друзей, ни коллег по работе. Психология «что скажут» заставляет мужчину жениться на даме из своего круга, одновременно разрушая не только свою, но и ее жизнь.

Крайне редкий в наше время, но знакомый психологии вариант – когда жену для сына выбирает мама. Маму не интересует психология своего «чада», а нравящиеся ему девушки воспринимаются как нахальные претендентки на место матери в его сердце.

Такие ситуации характерны семьям, где мальчик вырос в тоталитарной женской среде. Он может любить женщину. Но жениться обязан на той, которая, по мнению мамы, его достойна. Вот почему мужчины любят одних, а женятся на других, и психология знает немало других обстоятельств.

Одна женщина на всю жизнь: бывает ли такое?

Вокруг мужчин-однолюбов развелось столько мифов и любопытства, что никак нельзя обойти стороной вопрос, может ли мужчина любить одну женщину всю жизнь?

Многим почему-то кажется, что такие мужчины обязательно должны быть в чем-то неполноценными – им приписывают то физическую некрасивость, то неудачливость в карьерном росте, то сексуальную инвалидность, то религиозное мракобесие.

В общем, положительных отзывов о глубоких чувствах к единственной женщине в народе маловато.

Но пусть каждый обернется на прошлое собственной семьи — разве плохо мечтать, чтобы родители всю жизнь прожили душа в душу? Если так и было – разве можно назвать такую жизнь в чем-то ущербной?

Психология мужчин, отрицающих моногамную любовь вполне понятна:

  • Они живут с женщиной, которая их обслуживает, поддерживает и по-своему любит. Они же, формально «любя» одну, одновременно питают чувства к другой женщине, возможно, тоже несвободной. Разрубить сей гордиев узел никто не решается, и мужчину это вполне устраивает. Мало того, он уверен, что мужчина может любить двух женщин одновременно.
  • Психология мужчин другого типа немыслима без романтических приключений и курортных романов. В таких семьях принято «отдыхать друг от друга», отправляясь в отпуск поодиночке. Эти тоже уверены, что мужчина может любить двух женщин одновременно.
  • Существует и такой тип мужчин, которые считают институт семьи вымирающим видом отношений.
  • Но попробуем заглянуть в себя и спросить – разве нам не хотелось бы встретить настоящую любовь? И можно ли ставить под сомнение ценность семьи? Того, что называется ячейкой общества, что составляет основу человеческой популяции и одновременно удерживает людскую расу от вымирания?

    Психология не призывает к тому, чтобы любовь мужчины к одной женщине делала его рабом и «неадекватом» по отношению к остальным дамам. Но красота любви заключается в умении пережить любые испытания (даже внезапно нахлынувшую влюбленность) и остаться верным одной любимой до конца.

    Ситуация становится невероятно сложной и запутанной, когда в мыслях девушки возникает вопрос: может ли мужчина любить двоих? Что на этот счет думают психологи, можно посмотреть на видео ниже:

    Трактат о большой и светлой любви · 8 августа 2010 г.

    Пришло время для очередной провокационной темы. Рассуждать о любви с серьезным видом значило бы поддаться всеобщему помешательству на дырке от бублика, поэтому добавим-ка мы в наш разговор немного перца и иронии. Поговорим о любви и попробуем разобраться, что это за хрень такая, и почему от нее столько проблем в жизни.

    В свое время подобная тема уже рассматривалась, но там речь шла о дружбе, и вывод был такой: бывает хорошее отношение к человеку, бывает симпатия, бывает уважение, а бывает такая абстрактная и наивно возвышенная категория — «дружба», которая есть ни что иное, как невротическая взаимовыручка двух инфантильностей.

    Разумеется, слова можно использовать по-разному, и дружбой можно назвать как раз те самые адекватные отношения, построенные на взаимной симпатии и уважении — тогда спорить будет не о чем. Но если говорить о том, какого типа отношения называют дружбой на практике, то на первое место там обычно выходит именно невротическая зависимость. Так что давайте не будем спорить о смысле слов и попробуем разобраться в сущности интересующего нас вопроса.

    Про любовь можно было бы сказать то же самое, что и про дружбу, и это было бы совершенно точно, но если только на этом мы и остановимся, то тема, как говорится, будет не раскрыта. Любовь и вера в нее — явление более сложное, как раз из-за того самого всеобщего помешательства. Про дружбу нам втирают много, но вот любовью прямо-таки промывают мозги. Телевизор, печатные издания, интернет, тусовки и посиделки — везде одни и те же стенания о любви в различных ее формах и позах.

    Фактически ситуация такова, что вопрос любви по важности своей равен вопросу о смысле жизни, а для многих — тождественен ему. Прожить жизнь и не любить, прожить жизнь и не быть любимым… это ли не самый страшный кошмар современного человека?

    В психологии есть такой принцип: чем больше ожиданий по поводу какого-то события, тем выше вероятность сокрушительного разочарования. Больше ждешь — меньше получаешь, меньше ждешь — больше получаешь. Принцип железобетонный, никаких исключений.

    Так получается потому, что реальность непредсказуема и никак не хочет помещаться в прокрустово ложе умственных представлений о том, «как это будет». И чем более навороченные представления о будущем мы строим, тем сложнее реальности в них вписаться, а стало быть и вероятность расшибить лоб в столкновении с суровой правдой жизни выше. И наоборот, чем меньше планов и фантазий, тем скорее реальность окажется краше всяких ожиданий.

    Так вот, одна из главных проблем с любовью как раз в том и состоит, что ожидания изначально чертовски велики, ведь, любовь — это же ого-го какая важная штука! Любви ждут всю жизнь, с каждым очередным провалом накручивая на нее все новые и новые ожидания, мол, в следующий-то раз все точно будет как в сказке. Затем случаются новые отношения, и кажется, что вот она — любовь, но проходит время и грубая реальность в очередной раз бьет лопатой по спине.

    Умный человек бы оглянулся, сложил бы два плюс два и сделал правильные выводы насчет ошибочности своих ожиданий, но почему-то чаще получается иначе. Чаще все заканчивается обвинениями другого человека в том, что он некачественно любит или плохо справляется со своими обязанностями, — ведь, так куда проще, чем признать свою ответственность за ложные ожидания и необоснованные требования. Проще говоря, ожидания в отношении любви сильно завышены, и нужно с этим что-то делать. Восторженно романтические представления о любви не дают увидеть простоты и естественности этого чувства.

    «Чувство любви» — это только фигура речи такая. Никакого чувства любви не существует. А если кто-то твердо верит, что у него внутри есть специальная лампочка, которая загорается, когда симпатия перерастает в любовь, то так ему и надо — с отношениями у таких людей все не очень-то удачно складывается, может, и вымрут когда-нибудь сами собой.

    Бывает симпатия, бывает уважение, страсть точно бывает, а никакой любви нет. Любовью у нас называют комплекс более-менее простых душевных переживаний, в основном, невротического характера. «Я помешался, значит, я люблю» — вот современная формула любви.

    Говорят, что любить нужно уметь, и что не всякий на это чувство способен… Брехня все это! Если не подменять понятия и зрить в корень, то никакой науки не требуется. О неспособности любить больше всего ноют манипуляторы, использующие тему любви, как рычаг психологического воздействия. Любить способны все — это не сложнее, чем дышать. Достаточно лишь внимательно взглянуть на свои житейские симпатии и антипатии, чтобы понять, как легко и непринужденно мы любим свои вещи, и… как совершенно не способны любить даже самых близких людей.

    Конечно же, любить неодушевленные предметы проще. Кто бы спорил — с них взятки гладки. От любимого свитера не требуется ответных чувств — он на них не способен, но мы от этого почему-то никак не страдаем. Мы его любим таким, какой он есть, просто уже за то, что он у нас есть, и за то, как в нем тепло и уютно. Но как только речь заходит о любви к человеку, так сразу же начинаются какие-то претензии. Свитер нам за нашу любовь ничего не должен, а человек должен — он же человек, должен понимать! Странная штука в итоге получается — к любимым вещам мы относимся лучше и бережнее, чем к своим близким.

    А как мы относимся к недостаткам своих вещей? Мы не злимся и не обижаемся, а любимую одежду занашиваем до дыр и все равно продолжаем ее любить. В отношении неодушевленных предметов гораздо проще ощутить ту самую спокойную и безусловную любовь, которую все тщатся найти в отношениях с человеком. Все мы способны любить, но в самый ответственный момент эта наша способность дает сбой, потому что в других людях мы видим не «вещь в себе», а расходный материал для своего психологического произвола. Нам мало того, чтобы любимый человек был рядом — мы хотим еще, чтобы ради нас он исправил свои недостатки, иначе мы его разлюбим.

    Мы хотим, чтобы кто-то извне принял нас со всеми потрохами и дал нам поверить, что мы имеем право на свои кубометры пространства в этой жизни. Мы не любим себя, не умеем сами себя принимать, и поэтому не способны спокойно и целостно принимать другого человека. Наша любовь срабатывает только в простых случаях любви к неодушевленным предметам, где недовольство собой не может быть перенесено на объект нашей любви.

    Именно недовольство собой создает недовольство другими людьми. Неспособность признать и принять свои недостатки, как некую данность, не дает нам возможности увидеть эту самую данность в другом человеке. Мы видим недостатки в другом человеке и виним его за них точно так же, как виним себя за свои. А не было бы этой внутренней вины, так и другого человека мы бы воспринимали совершенно иначе — смотрели бы на него точно тем же светящимся взором, которым мы смотрим на любимые вещи.

    Любить другого человека можно только примирившись с собой или, хотя бы, не позволяя себе переносить на него свои внутренние проблемы. Никто нам ничего не должен за наше хорошее отношение — это наш выбор, любить или не любить, заботиться или нет, и если это не находит отклика с другой стороны, это еще не повод для обид. Любить или быть любимым — не значит владеть.

    В случае любимых вещей все просто — они нам нравятся, и все. Нам не нужно выяснять с ними отношения и требовать каких-то клятв и признаний. Мы рады тому, что они у нас есть, но никак от них не зависим. Мы привязываемся к ним и неизбежно расстраиваемся, когда теряем, но мы не сходим от этого с ума — как бы горько нам ни было, мы живем дальше, обзаводимся другими вещами и с той же искренностью любим теперь их. Мы не сводим весь смысл жизни к своим вещам, и поэтому с их потерей наш мир не раскалывается на части. Случаи откровенной патологии мы не рассматриваем, так что не надо спорить.

    В отношении любимых вещей естественным образом сохраняется та самая психологическая дистанция, которую в отношениях с человеком приходится устанавливать сознательно своим волевым усилием. Вещи можно любить, но на них сложно помешаться. А вот в человека мы вляпываемся, втрескиваемся, проваливаемся и растворяемся — и это уже как раз патология.

    А как на счет верности? Обязаны ли мы хранить верность одному свитеру и отказывать в любви другим? Мы, конечно, можем сыграть в игру и дать обет верности — износить свитер до последней нитки, прежде чем поменять его на другой. Но есть ли в этом смысл? В чем принципиальное отличие любимого свитера от всех прочих? В том, что в данный момент времени он нам нравится больше всех остальных, и мы к нему возвращаемся раз за разом не потому, что дали обет, а потому что с ним нам лучше, чем с другими. Разве нужны здесь какие-то клятвы и обещания?

    И даже если оказывается, что любимых свитера не один и не два, — разве мы должны испытывать по этому поводу какие-то моральные страдания? Никто ведь здесь от нас не требует моногамии, никто нас не упрекает в измене. В одном свитере хорошо на лыжах кататься, в другом телек смотреть зимним вечером. И что теперь, волосы на себе рвать?

    Мораль, требующая любить и хранить верность кому-то одному, защищает невроз этого самого «одного». Никакой другой ценности в подобной морали нет. Поймать человека, посадить его на цепь и заставить его себя любить — вот чего хотят поборники супружеской верности. Терять чужую любовь больно лишь только по причине все той же нелюбви к самому себе, и мораль здесь, как всегда, встает на сторону униженных и оскорбленных — защищает слабых и осуждает сильных.

    Мы не обязаны хранить верность своим вещам, мы не прибиты к ним гвоздями их требований, но безо всякого внешнего или внутреннего принуждения возвращаемся к ним снова и снова. Мы свободны от них, и потому храним им верность — там где нет цепей, нет и желания их порвать. Настоящая верность — это не моральная категория, а необходимое следствие из принципа удовольствия — мы всегда возвращаемся туда, где нам хорошо, и никакие обеты для этого не нужны. Будет хорошо — будем возвращаться, перестанет быть хорошо — перестанем возвращаться. Нет в природе никакого другого закона «О верности».

    Но вот представьте, что у свитера появилась свободная воля и он захотел сменить хозяина под тем предлогом, что в другом месте ему будет лучше. Признайтесь, в душе тут же что-то всполошилось — «Да как он посмел?! Он мой!» Гордыня требует подчинения, ничтожество болезненно переживает удар по самооценке… а, ведь, речь о том же самом праве на свободу, которое мы только что с радостью признали за собой. Объект нашей любви имеет такое же полное право уйти туда, где ему лучше, но готовы ли мы за него, в таком случае, порадоваться и искренне пожелать всего хорошего?

    Если кому-то параллель между любовью к вещам и любовью к человеку кажется неправомочной, тот идет лесом просто не хочет отказываться от своего самообмана. Очень удобно считать, что любовь к человеку — это что-то принципиально иное. Можно столько всего себе нафантазировать, можно с таким удовольствием страдать из-за отсутствия «настоящей любви» в своей жизни, а уж с какой выгодой можно менять свою «настоящую любовь» на всевозможные бытовые услуги и психологические поглаживания!

    Если уж говорить о «науке любить» и о том, что настоящая любовь — это нечто более сложное и возвышенное, чем обычная симпатия, то научитесь сначала любить человека хотя бы так же «примитивно», как вы любите свои вещи — безо всяких встречных обязательств, безо всякой зависимости, но с той же самоотдачей и искренней заботой. Получится — вот тогда и приходите порассуждать о природе истинной любви.

    А теперь представьте себе, что рядом с вами находится живой симпатичный вам человек, который относится к вам, как к любимому свитеру, в том смысле, который мы только что рассмотрели. Он вас любит спокойно и безо всякого помешательства. Ему хорошо в вашей компании и он ничего не требует взамен. Он бережет ваши отношения и искренне заботится о том, чтобы вам было хорошо, потому что тогда будет хорошо и ему рядом с вами. Не об этом ли празднике жизни вы всегда мечтали?

    А способны ли вы любить другого человека вот таким вот образом? Способны ли вы принять человека таким, какой он есть, со всеми его «дырками и потертостями»? Способны ли вы заботиться о другом человеке из соображений здорового эгоизма, не выставляя потом счет за свои услуги?

    Способны ли вы любить, сохраняя при этом свою целостность и независимость, не растворяясь в другом человеке? Или, быть может, вы того и ищете — этого самого растворения в друг друге? Может, вы любовью называете утрату личных границ, когда две одинокие и несчастные «половинки» наивно надеются стать единым полноценным целым? Если так, то у вас большие проблемы, которыми вы, однако, можете гордиться. Вся любовная лирика и половина творений мирового искусства созданы такими людьми — с подобной «тонкой» душевной организацией. Гордиться есть чем, но счастья это еще никому не принесло — одни только сладостные страдания.

    Никакой границы между простой симпатией и любовью нет — это все сплошные условности. Нет в природе ничего иного, кроме большей или меньшей симпатии одного человека к другому. А та любовь, о которой говорят все вокруг, от обычной симпатии отличается лишь страховочным контрактом на эксклюзивное пользование друг другом. Браки заключаются на небесах, да, но только по небесным законам, а не посредством ЗАГСов, красивых обещаний и договоров на право владения. Симпатия — это и есть «закон Божий», но в нем не расписаны права и обязанности сторон — это уже мухлеж закона человеческого.

    Нет ничего смешнее признания в любви. Это ж просто обхохочешься! Если в нашей душевной организации не предусмотрено отдельного самостоятельного чувства под названием «Любовь», то что такое видит в себе человек, признающийся в этой самой любви? Следите за руками! Внутри он видит симпатию и навязчивую свою привязанность, вкупе со страхом возможной потери — видит, и делает логическое заключение о том, что все это вместе, наверное, и есть «любовь».

    Спросите его, что такое любовь, и он замнется — если хватит честности, он так и скажет, что внятного ответа у него нет. Но он вынужден оперировать этим понятием, потому как от него этого ждут и даже требуют — «Ну, когда он уже объявит о своих чувствах?!» Вот он и объявляет — чтобы не выглядеть идиотом, который единственный не знает, что такое любовь. А на самом-то деле, никто этого не знает! И особенно этого не знают те, кто свято в любовь верят.

    И вы ведь тоже думали об этом. Пытались ответить на этот вопрос? А что-нибудь кроме красивых поэтичных формулировок придумали в ответ? А если бы вас спросили, что такое голод, вы бы тоже в поэзию ударились? Нет, голод существует совершенно реально и вы отлично его знаете, поэтому легко его опишете и точно покажете пальцем, где вы его чувствуете. А про любовь вы не знаете ничего — и вовсе не потому, что никогда не были «голодны».

    Будучи еще незамутненными детьми вы любили весь мир вокруг, но это никогда не было самостоятельным чувством — вы просто принимали все вокруг, как восхитительную данность, не требующую каких-либо изменений. Но, даже если бы вы тогда знали это слово, вы бы не поняли, что это была любовь, потому что нечего было понимать. Тогда это было вашим естественным способом смотреть на вещи — полное приятие или полное отсутствие неприятия. Как дыхание — вдох-выдох, и никаких иллюзий по поводу того, что вдох лучше выдоха или наоборот.

    Любовь это не чувство — это режим восприятия, свойственный здоровому сознанию, и определить его можно только через отрицание, через то, чего в нем нет. Любовь — это восприятие, в котором отсутствует разделение на черное и белое. И это естественное состояние человека, которое, однако, практически у всех нас глубоко нарушено. Мы расколоты на черное и белое внутри и потому уже не способны видеть окружающий мир целостно. Восстановить внутреннюю целостность вполне возможно, но никак не путем игры в невротическую любовь, которая этот самый внутренний раскол только увеличивает.

    Так что все слова и признания в любви — это либо ложь, либо невроз, которым почему-то принято гордиться, вместо того, чтобы его лечить. Если и существует в жизни «настоящая любовь», то это естественная любовь — та самая, которую невозможно описать по той же причине, по которой невозможно укусить дырку от бублика. Отсутствие камня в ботинке — это не любовь, это просто отсутствие камня в ботинке.

    Поэтому, если до просветления вам еще далеко, не замахивайтесь на святое и не поминайте имя Господа всуе. Чем больше красивых слов, тем больше в них вранья и самообмана. Доверяйте своей чистой симпатии, следуйте ей и не требуйте большего от других людей. Погоня за призраками отнимает все силы и ничего не дает взамен. Остановитесь и оглянитесь — вас окружает прекрасный мир и прекрасные люди.

    Психология мужчин в любви

    Чувства связывают мужчину и женщину, но их психология любви различается. Мужской и женский пол отличаются изначально. Из-за этого они и не понимают друг друга во взаимоотношениях. Психология имеет множество отличительных черт и проявлений. Она различается как в романтических отношениях, так и в повседневной жизни, что порождает разногласия и конфликты. Поэтому знание мотивации его поступков, которые женщине кажутся странными, помогут понять своего любимого человека и сохранить с ним отношения. Какова же психология мужчин в любви?

    Психология мужчин в любви — как они проявляют чувства

    Мужчины не проявляют свои чувства открыто, они предпочитают доказывать их делами. Они готовы исполнять все капризы любимой, но о своих эмоциях сказать им трудно. Такова мужская психология. Как же они демонстрируют любовь или симпатию?

    В присутствии милой ему девушки, представитель мужской половины человечества становится более застенчивым, даже если он юморист по натуре. На любимой его взгляд останавливается надолго, это и есть главный сигнал его чувств. А вот в страсти сильный пол ведет себя по-другому. Если же молодого человека обуяла такая эмоция, то он становится более напористым и наглым. Во всех его позах, жестах присутствует легкая агрессивность, он вторгается в личное пространство женщины, стремясь ее обнять, потрогать. Такие чувства не всегда связаны с любовью.

    Психология мужчин в любви — отношения с женщиной

    Психологи о влюбленных мужчинах говорят, что они добиваются расположения прекрасной дамы, совершая в ее честь поступки. Они считают себя хозяевами своей территории. Поэтому если видят желаемый объект (понравившуюся женщину), то стремятся всеми силами завоевать ее – потратить массу денег, сил, времени. А если она им достается без боя, то ценности в этом мало. Умные представительницы прекрасного пола это понимают и дают возможность завоевать себя.

    Парням не нравится, когда девушка начинает «прилипать». Им нужно личное пространство, из-за нарушения которого общение с ней становится дискомфортным. Поэтому мужская психология в любви сопротивляется дальнейшему сближению. Вследствие этого, дама должна уметь держать дистанцию, корректируя ее при необходимости. Ей рекомендуется оставаться загадкой, которую хочется разгадать. Мужчина – охотник, ему не интересна добыча «на блюдечке».

    Психология взаимоотношений мужчины и женщины закладывается еще в детстве. В ее основе – отношение мамы и ребенка. В зависимости от того, сколько он получил любви в детстве, зависит количество отдаваемых им чувств. Если отношения матери и сына были теплыми, то и к любимой он будет относиться соответственно. А если душевной теплоты было мало, то его жене придется дарить ему нежность и ласку, восполняя нехватку детства.

    Психология мужчин в любви: быстрая потеря интереса

    Психология влюбленного мужчины не позволяет ему держать свой интерес долгое время на одном объекте. Поэтому женщина должна научиться интриговать его, не раскрываясь полностью. Запретный плод (недоступная девушка) всегда притягателен для мужчин. Благодаря своей целомудренности красотки прошлого заставляли сильный пол совершать подвиги и серьезные поступки. Даже замужней женщине не стоит открывать перед мужем свои мысли и тайны. Она должна быть загадкой несмотря ни на что. Благодаря этому в совместную жизнь не войдет обыденность и серость будней. Следовательно, и мужчине будет интересна любимая.

    Мужская психология: три состояния любви

    Психология влюбленного мужчины проходит три стадии любви.

    • Первая стадия – состояние влюбленности молодого человека, то есть период, когда самих отношений еще нет. Мужская психология в это время заставляет молодого человека стараться удивить свою избранницу. Его сопровождает постоянная смена настроения от неуверенности до полного счастья. А многие попытки впечатлить девушку часто заканчиваются провалом, что создает эмоциональные проблемы и препятствия. Состояние неуверенности в своих силах длится до того, как он осознает окончательную победу.
    • Вторая стадия – период, в котором отношения уже официальны. Уверенность в своих силах растет в геометрической прогрессии. В это время закладывается основа дальнейшего поведения парня в отношениях. Он подсознательно оценивает границы дозволенного и определяет территорию своей власти и свободы.
    • Третья стадия – состояние любящего человека. Обычно этот период — семейные отношения. Переживания сильного пола аналогичны, как и в первой стадии, но находятся глубоко в подсознании.

    Психология мужчин в любви отличается от женской, но в то же время легко поддается пониманию. Если девушка научится понимать свою вторую половину, тогда ей станет с ним намного проще. Она сможет знать, что означает его поведение и как лучше себя вести ей самой.