Гадание Таро на отношения «Семейная лодка»

Это гадание поможет вам глубоко проанализировать собственную семейную жизнь. Оно дает информацию об отношении партнеров к разным сферам совместной жизни: деньгам, воспитанию детей. Также это бесплатное гадание раскрывает то, как мужа и жена видят собственные обязанности в семье. Ведь надежность семейной лодки зависит от того, насколько совместимы взгляды партнеров на отношения. Если муж хочет видеть в жене только домохозяйку, а она мечтает о карьере, вряд ли они найдут общий язык. Карты Таро покажут, какие перспективы есть у вашей семьи, насколько вы подходите друг другу. Они дадут вам верный совет, как скрепить семейную лодку, чтобы она выдержала любые бури.

Обязанности мужа в семье

Первая позиция «Обязанности мужа в семье» расскажет о том, какую роль мужчина привык занимать дома. Эта карта говорит больше об его собственных желаниях, чем о том, каким пытается сделать его жена.

Обязанности жены в семье

Вторая позиция «Обязанности жены в семье» даст такую же информацию о жене, о том, как она видит свое место в семье.

Каким муж хочет видеть поведение жены

Третья позиция «Каким муж хочет видеть поведение жены» расскажет о желаниях мужа по отношению к жене, о его видении роли женщины в отношениях. Сопоставив вторую и третью карту, вы поймете, насколько его желания воплощаются в реальность.

Каким жена хочет видеть поведение мужа

Четвертая позиция «Каким жена хочет видеть поведение мужа» откроет мечты жены о том, каким должен быть мужчина. Сопоставьте эту и первую карту, и вы поймете, насколько женщина довольна семейной жизнью.

Отношение к деньгам у мужа

Пятая позиция «Отношение к деньгам у мужа» говорит о том, насколько для мужчины важно финансовое благополучие. Готов ли он много работать для благо семьи или подсознательно хочет, чтобы кормильцем была жена.

Отношение к деньгам у жены

Шестая позиция «Отношение к деньгам у жены» даст аналогичную информацию о женщине. Готова ли она работать или хочет, чтобы ее содержали, экономная она или расточительная.

Отношение к детям у мужа

Седьмая позиция «Отношение к детям у мужа» расскажет о том, достаточно ли внимания мужчина уделяет своим детям. Считает ли он это немужским делом или наоборот, с удовольствием нянчится с малышами.

Отношение к детям у жены

Восьмая позиция «Отношение к детям у жены» покажет материнские чувства женщины по отношению к своим детям.

На чём держится семья

Девятая позиция «На чём держится семья» говорит о фундаменте отношений о паре, том, что скрепляет ее. Возможно, это партнерство, страсть или любовь к детям.

Ближайшее будущее семьи

Десятая позиция «Ближайшее будущее семьи» расскажет о том, что ждет семью в ближайшем будущем, на протяжении нескольких следующих месяцев.

vorozheya.org

Отношение к женщине средневековь я

Ее подчиненность мужу земному, плотскому рассматривалась лишь как элемент ее подчинения мужу небесному, духовному. Бог представлялся как собственник души и тела женщины, а муж являлся арендатором ее тела. Бог был единственным объектом духовной привязанности женщины в браке. Для плотского же брака

было допустимо лишь чувство почтительной привязанности и удовольствия, но не любви. В день Страшного суда достойным прощения считался брак, основанный на верности, плодовитости, таинстве. В сексуальной жизни требовались воздержание и бесстрастность.

Средневековье отвело женщине очень скромное, если не сказать ничтожное, место в стройном здании социальной иерархии. Патриархальный инстинкт, традиции, сохранившиеся еще со времен варварства, наконец, религиозная ортодоксия — все это подсказывало средневековому человеку весьма настороженное отношение к женщине. Да и как еще можно было к ней относиться, если на священных страницах Библии рассказывалась история о том, как злокозненное любопытство Евы и ее наивность довели Адама до греха, имевшего столь ужасные последствия для рода человеческого? Поэтому вполне естественным казалось возложить всю тяжесть ответственности за первородный грех на хрупкие женские плечи.

Кокетство, изменчивость, легковерие и легкомыслие, глупость, жадность, завистливость, богопротивная хитрость, коварство — далеко не полный список нелицеприятных женских черт, ставших излюбленной темой литературы и народного творчества. Женскую тему эксплуатировали с самозабвением. Библиография ХII, ХIII, ХIV веков полна антифеминистических произведений самых разных жанров.

Средневековье заимствовало социальный статус женщины из знаменитого Римского права, которое наделяло ее, по сути, единственным правом, вернее, обязанностью — рожать и воспитывать детей. Правда, Средневековье XI — XIII вв. наложило на этот безликий и бесправный статус свои особенности. Поскольку главной ценностью при тогдашнем натуральном хозяйстве была земельная собственность, то женщины зачастую выступали в качестве пассивного орудия для захвата земельных владений и прочей недвижимости. И не нужно обольщаться героизмом рыцарей, завоевывающих руку и сердце воз

Совершеннолетним возрастом, позволяющим вступать в брак, считалось 14-летие для мальчиков и 12-летие для девочек. При таком положении вещей выбор супруга целиком зависел от родительской воли. Неудивительно, что освященный церковью брак для большинства становился пожизненным кошмаром. Об этом свидетельствуют и тогдашние законы, очень подробно регламентирующие наказания для женщин, убивших своих мужей, — видимо, такие случаи были не редкостью. Доведенных до отчаяния преступниц сжигали на костре или закапывали живьем в землю. А если еще вспомнить, что средневековая мораль настоятельно рекомендовала жену бить и желательно почаще, то легко представить, как «счастлива» была женщина в своей семье.любленных: они не всегда делали это бескорыстно.

Типичны для той эпохи слова домини

канского монаха Николая Байарда, писавшего уже в конце XIII века: «Муж имеет право наказывать свою жену и бить ее для ее исправления, ибо она принадлежит к его домашнему имуществу». В этом церковные воззрения несколько расходились с гражданским правом. Последнее утверждало, что муж может бить жену, но только умеренно. Вообще, средневековая традиция советовала мужу относиться к жене, как учитель к ученику, то есть почаще учить ее уму-разуму.

Scold’s bridle — предмет, изобретенный в 1500–ых годах в Британии и распространившийся затем по Европе. Железная маска, плотно облегающая голову, надевалась на женщин в качестве наказания за грубую болтовню и споры. Разговаривать в ней было невозможно. Сверху прикреплялся колокольчик для привлечения внимания.

К браку в это время относились противоречиво и, на современный взгляд, странно. Далеко не сразу церковь вообще сумела найти достаточно оснований, чтобы оправдать брак как таковой. Очень долго считалось, что настоящим христианином может быть только девственник. Эта концепция, впервые сформулированная Святым Иеронимом и папой Григорием Великим, безоговорочно принималась церковью. Однако уже Блаженный Августин на рубеже IV и V веков утверждал, что брак все-таки не так уж плох. Святой отец тоже признавал превосходство девственников над женатыми, но считал, что в законном супружестве плотский грех превращается из смертного в простительный, «ибо лучше вступить в брак, чем разжигаться». При том строго оговаривалось, что в браке соитие должно совершаться не ради наслаждения, а только с целью рождения детей, у которых, коли они будут вести праведную жизнь, появляется шанс заменить в раю падших ангелов.

Такой взгляд возобладал в церковных кругах лишь в начале IX века, и с той поры брачные союзы стали освящать таинством венчания. А прежде отсутствовало даже само понятие — «брак». Семьей называлось более или менее постоянное совместное проживание многочисленных родственников со стороны «мужа». Количество «жен» никак не нормировалось; более того, их можно было менять, отдавать во временное пользование друзьям или кому-то из родни, наконец, просто выгнать. В Скандинавских странах жена, даже уже венчанная, длительное время вообще не считалась родственницей мужа.

Но и после того, как церковь стала освящать брак, общественная мораль строго делила брачные отношения (более похожие на политический, юридический и финансовый договор) и подлинную любовь. Так, например, одна из высокородных дам XII века Эрменгарда Нарбоннская на вопрос, где привязанность сильнее: между любовниками или между супругами, — ответила так: «Супружеская привязанность и солюбовническая истинная нежность должны почитаться различными, и начало свое они берут от порывов весьма несхожих».

Главное, что требовалось от женщины в браке, — рождение детей. Но сия благословенная способность часто оказывалась для средневековой семьи не благом, а горем, так как сильно осложняла процедуру наследования имущества. Делили добро по-всякому, но самым распространенным способом распределения наследства был майорат, при котором львиную долю имущества, прежде всего земельные наделы, получал старший сын. Остальные сыновья либо оставались в доме брата в качестве приживалов, либо пополняли ряды странствующих рыцарей — благородных, но нищих.

Дочери и жены долгое время вообще не имели никаких прав на наследование супружеского и родительского имущества. Если дочь не удавалось выдать замуж, ее отправляли в монастырь, туда же шла и вдова. Только к XII веку жены и единственные дочери приобрели право наследования, но и тогда (и много позже) они были ограничены в возможности составлять завещания. Английский парламент, например, приравнивал их в этом отношении к крестьянам, бывшим собственностью феодала.

Особенно тяжело приходилось девушкам-сиротам, они целиком попадали в зависимость от опекунов, редко испытывавших родственные чувства к своим подопечным. Если же за сиротой стояло большое наследство, то ее брак обычно превращался в весьма циничную сделку между опекуном и предполагаемым женихом.

Средневековое общество было обществом абсолютной мужской доминанты. Однако не следует считать, что женщина в Средние века была полностью бесправна, такое утверждение не имеет под собой реальной основы. Мы не должны забывать о том, что культура того времени, правовая традиция, истоки формирования общественного сознания и менталитета состоят из трех основополагающих элементов: Римской традиции, Германского субстрата и христианства.

Понимание роли женщины было неоднозначным. С одной стороны, в контексте общекультурных ценностей, она являлась носителем отрицательных качеств, представляя негативный полюс ценностной иерархии христианского мира, сочетая в себе источник бедствий для мужчины и прибежище дьявольских сил, с другой стороны женщина, находясь в зависимости от мужчины, являлась его помощницей, выполняла функцию матери.

Негативный образ женщины, сотканный из низменных желаний, уродливых черт характера, противоречивости и порочности женской натуры, был создан средневековьем. Женщина трактовалась как существо низшее и зависимое от мужчины. Поскольку она не была создана по образу Бога, то, следовательно, не была способна действовать самостоятельно, не обладала властным авторитетом и правоспособностью как мужчина. Женщина оставалась незащищенной, ее положение в обществе определялось исключительно посредством ограничений и запретов. Социальная активность женщины ограничивалась властью мужчины, которому она была обязана служить по установлениям канонического права.

Образ средневековой женщины, деформированный в сторону негативного полюса, этот образ поддерживался и развивался в сознании современников на протяжении XII-XIII вв. параллельно с эпизодически возрастающим престижем женщины в феодальной среде.

Истоки повышения статуса женщины историки видят в укреплении сеньориальной системы. Улучшались экономические условия жизни, укреплялись такие социальные и хозяйственные ячейки, как «дом», «деревня», «приход», «община», что привело к закреплению за женщиной ряда ключевых хозяйственных и культурных функций: «ведение дома», непосредственное распоряжение питанием семьи и обеспечение ее одеждой, воспитание малых детей, культ умерших предков, сохранение родовых реликвий. Вызывающая демонстрация мужского превосходства в этих условиях, по мнению французского историка Р. Фоссье, скрывала в реальности «матриархат».

sites.google.com

Культ прекрасной Дамы у средневековых рыцарей

Скидываем сюда в топик — материалы (ссылки на литературу) по данной теме.

Во все времена Царица Небесная считалась покровительница рыцарей. Рыцарь – преумноженный царь. Посвящение в рыцаря чаще всего совершалось в особые дни почитания богини, которая у разных народов имела свою ипостась. Как известно, Царице Иштар или Альма Матер Дэи (матери божеств) поклонялся сам Царь Соломон, за что был гоним от иудейского раввината. Через поклонение Соломоном прекрасной богине и возникло движение Тамплиеров, а сами тамплиеры были лично посвящены Царице Соломонова храма Альма Матер Дэи. Вот откуда пошли рыцарская честь, храбрость в бою и уважение к даме — главные заповеди рыцаря. Рыцари на Руси — были богатыри.

(насчёт 1-го Толедского собора 400 года автор отожгла, конечно, учитывая, что тот собор совсем наоборот умудрился отлучить от Церкви всех женатых или имевших наложниц, документы собора можно посмотреть тут: http://www.benedictus.mgh.de/quellen/chga/chga_043t.htm )

Всем известно о средневековых трубадурах и "куртуазной любви", о чем много писали историки и литературоведы. Вспомним и о знаменитом "Дворе любви". Он существовал в 1150-1200 годах и объединял таких знатных и знаменитых женщин, как королева Элеонора, графиня Фландрская, графиня Шампанская, Ирминхильда, графиня Нарбоннская, Стефанетта де Бо, Одалесия, графиня Авиньонская и т.д. Там царил обычный для того времени культ женщины и любви, однако возможно, что прововедовались и какие-то эзотерические доктрины, предназначенные для сугубо внутреннего пользования. Но будем помнить — фантазии рыцарей и поэзия трубадуров не имели ничего общего с пережитым ими опытом. Одно дело — место воспеваемой женщины, другое — нравы эпохи. Идеальная дама затмевала реальную жизнь. Нравы в семьях были грубыми, часто брутальными. Женщины вели себя крайне вольно, никак не отвечая требованиям скромности, стыдливости и достоинства; очень часто они сами брали на себя инициативу в любовных делах, в то время как мужчины оставались равнодушными. Не говоря уже о совместных "купаниях", известно множество случаев, когда знатные молодые женщины без зазрения совести зазывали в свои замки кавалеров и предавались с ними ночным утехам. Жильбер де Ножан еще в XII веке описывал крайнюю степень женского бесстыдства. Что же до поведения мужчин, то С.Мейнерс отмечал, что "история Средних Веков не помнит такого насилия над знатными дамами и юными девушками, какое творилось в XIV и XV столетиях, в пору наивысшего расцвета рыцарства. Пользуясь "правом войны", рыцари творили неслыханные насилия в городах и крепостях, занятых ими, причем чаще всего жертв своей разнузданности они потом убивали. Притом, все это совершая, они верили, что действуют справедливо — по праву репрессалий.

[387] "Инициатическая женщина", "Великая Дама духа" (или, как писал Данте, "здесь ее звали Беатриче, но никто не знал ее подлинного имени") для "Адептов Любви" не была символом. Они полагали, что вступили в связь с тайной силой женственности — и напротив — не она символизирует любовь к некой конкретной женщине, но земная любовь может стать отражением пути посвященного. В этих "странных стихах" символическое действительно имеет черты личного опыта — не сухо-рационального, но живого, естественного, драматического. Толкование "Дамы" как Святой Премудрости, причем не в виде абстрактной доктрины, дает место "травматическому восхождению к сиянию, отблески коего мы встречаем в литературе. Но это совсем иное, нежели переживаемый в тантризме и дионисизме конкретно-ритуальный опыт именно секса; у нас, правда, нет сведений о конкретном содержании практик "Адептов Любви". Возможно, в некоторых случаях перед нами свойственные поэтам преувеличения.

vk.com

Отношение к женщине у рыцарей

Хочу поблагодарить вас за эти замечательные письма, за Ваше внимание, за Вашу веру в каждую из нас! Я всегда с нетерпением жду писем, с воодушевлением читаю, ну и конечно делаю для себя какие то заметки и выводы. Наталья Читать все отзывы

Совместная жизнь мужчины и женщины в браке неизбежно предполагает и ведение общего семейного бюджета, и неизбежно возникает вопрос, как он должен строиться, какова должна быть роль супругов в создании бюджета семьи. Но, чтобы брак мог состояться, мужчина и женщина предварительно встречаются, и уже тут возникает вопрос – как должны строиться отношения мужчины и женщины до брака, и даже на этой стадии, когда совместной жизни и совместного бюджета еще нет, неизбежно уже возникают финансовые отношения (например, кто оплачивает счет, если они куда-то вместе ходят – в кафе, в театр, мужчина ли, или они делят счет пополам, должен ли мужчина оказывать женщине внимание в виде подарков, цветов и т.д.).

Еще более финансовые вопросы актуальны, если встречаются русская женщина и мужчина из другой страны, так как их встреча предполагает, что кто-то из них должен ехать в другую страну к другому, или мужчина к женщине, или женщина к мужчине, или они оба встречаются в третьей стране, и отсюда вопрос финансирования поездок – билеты, гостиницы, расходы в путешествии.

Эти, казалось бы, бытовые финансовые проблемы, на самом деле, тесно связаны с самым важным для каждой женщины вопросом: любовь. Любит ли мужчина женщину, и как его любовь должна проявляться, в браке и до брака? Является ли материальная поддержка женщины в браке или трата денег на женщину в период ухаживания показателем любви мужчины, или нет?

Мнения как мужчин, так и самих женщин по этому вопросу разделились. Одни считают, что да, другие – нет.

Я придерживаюсь первого ответа – да, и в этой статье хотела бы объяснить, почему финансовая поддержка женщины и трата денег на женщину являются показателем (конечно, не единственным, но одним из главных, если не самым главным показателем) любви и отношения мужчины к женщине, а жадность и скупость – нелюбви и негативных свойств души вообще.

Любовь – это дарение и готовность разделить с любимым человеком все, что у тебя есть. И именно эту позицию показывает мужчина, тратящий деньги на любимую женщину. Чтобы заработать деньги, мужчина тратит свой труд, а также время своей жизни – свою жизнь, и поэтому вынуть из кармана заработанный своим трудом и потом, и временем своей жизни рубль (доллар, франк и т.д.) и потратить его на женщину — это сложнее, чем проявить свои чувства как-либо еще способом, и в этом или в скупости и жадности, и проявляется отношение к женщине и любовь (я не говорю, что только в этом, но и в этом и очень ярко): он вам не свои деньги отдает, он вам вместе с ними свою жизнь отдает, потраченную на их зарабатывание, а жизнь – самое ценное, что у нас есть. И это стоящее за деньгами дарение своей жизни ценно, а не деньги. И конечно, первое, о чем надо в этой ситуации думать: учет его дохода, и соотнесение с ним его трат. И поэтому, что небольшие траты человека со средним доходом гораздо ценнее, чем большие траты богатого – ведь не о количестве потраченных денег здесь речь идет, а об отношении.

Что касается конкретно подарков – есть книга одного психолога (к сожалению, забыла фамилию автора) «Языки любви», где подарки указываются как один из «языков любви», способов проявления любви. Поэтому это и стало традицией выражения чувств – не я это придумала. У любящего человека возникает желание дарить подарки любимому человеку. Это желание возникает и у женщины, должно оно быть и мужчины.

Все это, конечно, для тех случаев, если мужчина имеет намерения серьезные на последующий брак, а не рассчитывает на последующий секс – а какое у него настроение, ищет он жену или секс – это всегда очень явно чувствуется, и это легко понять. Тут нужно отличать внимание к любимой женщине по зову души и чувства от подкупа женщины подарками в расчете на внебрачный секс, и отличить это можно. Но даже ситуация второго рода, когда мужчина пытается добиться от женщины секса вне брака путем подарков, ресторанов и т.д. – на самом деле тоже доказательство: в данном случае это попытка «имитировать» любовь, показать то, чего нет, внешними проявлениями любви – именно потому, что такой мужчина знает и отдает себе отчет, что любящий женщину человек ведет себя так, и мужчина пытается притвориться любящим, поступать так, как поступает любящий человек. Тут просто имеет место обман.

Как проверить, любит ли мужчина на самом деле или притворяется любящим, как отличить настоящую любовь от имитации?

Да очень просто – любовь вызывает желание быть с любимым человеком постоянно, разделить с любимым человеком жизнь, а не только секс, поэтому любящий мужчина предлагает женщине брак, а не постель. Отличается тем, какое предложение за всем этим последует. И я думаю, чтобы обезопасить себя от ситуаций второго рода, женщине имеет смысл сразу честно сказать мужчине, чего она хочет от отношений: мол, ищу спутника жизни, для создания семьи, а не любовника и секс (если это не входит в ваши планы), чтобы не тратить своё время на искателей приключений.

Есть тонкая этика добрачных отношений, и общество недаром исторически выработало тут определенные традиции, которые возникли не случайно, поэтому их целесообразно принимать во внимание и придерживаться. Поэтому, например, муж жене может просто отдать свою зарплату, но пока люди встречаются до брака, давать женщине деньги неуместно, и он выражает свои чувства другим образом: дарит цветы, знаки внимания, подарки, приглашает в театр, в кафе, и т.д. Причем на первоначальном этапе, пока женщина не невеста, люди недавно начали встречаться, считается уместным дарить цветы и подарки типа коробки конфет, духов – это не вещи, а так называемые «знаки внимания», которые прилично принять. Хотя, кстати, хорошие духи могут стоить и долларов 100 (но опять же – не тысячи же), и духи считается знаком внимания, а не «вещью». И было бы неуместно и странно, если бы отношения сразу начинались с дорогих подарков, например, дорогих шуб: тут уже повод задуматься о намерениях.

Интересный пример на эту тему дается в известной, можно сказать, культовой книге Германа Гессе «Степной волк»: герой книги только что познакомился с женщиной, и хочет показать ей свой большой интерес и внимание. Как настоящий мужчина, он понимает, что отношение и внимание мужчины к женщине выражается в финансовых тратах. В то же время, как мужчина деликатный и воспитанный, он понимает и то, что на первоначальном этапе, и пока женщина не жена и даже не невеста, тем более – они только что познакомились, дарить подарки в виде дорогих вещей неуместно. И что он делает: он дарит ей цветок – но не обычный цветок, а какую-то очень редкую орхидею из оранжереи, которая стоила очень-очень дорого, может быть, дороже иной дорогой вещи. И женщина оценила и его любовь, и его деликатность. Она поняла, он хотел показать ей силу своих чувств, тем, что потратил много денег, но в то же время – это не вещь, а только цветок, и поэтому женщине в этой ситуации прилично его принять.

То же – дарение и готовность разделить с любимым человеком все, что у тебя есть -мужчина показывает в браке, если не делит с женой расходы пополам, а складывает зарплаты в общий «семейный котел», если одной его зарплаты не достаточно и есть необходимость работать вдвоем, и предлагая жене не работать, если его дохода достаточно. И опыт жизни показывает интересную закономерность: те мужчины, кто до свадьбы считают, что джентльмен должен оплачивать совместный счет в ресторане, потом в браке считают, что муж должен (если может, конечно), содержать жену, и что роль мужчины в семье – создавать финансовую базу семьи (а те мужчины, которые так считают, как правило, умеют это делать). Те же, кто в период добрачных отношений требуют от женщины делить счет в кафе пополам, или вообще предпочитают никуда не приглашать, кроме как к себе домой на ночь, те и в браке придерживаются принципа деления расходов 50-50.

У кого-то моя позиция вызывает негодование – а у меня вызывает негодование позиция, когда считают, что это женщина мужчине в одностороннем порядке все должна, а он ей ничего не должен.

Где же тогда принцип "love is a two way street", почему он не соблюдается? Только она должна его любить, она ему должна отдаваться, но любить его она должна как-то ни за что, он не делает ничего такого, за что его следовало бы любить, она-то его за что любить должна и за что ему отдаваться? И любить его она должна как-то в одностороннем порядке, а он ее не должен. То есть теоретически должен, но при этом его любовь ни в чем конкретно не проявляется, кроме его желания с ней переспать. Так это не показатель любви, а сексуальной потребности. Утверждающие, что любовь мужчины не выражается в трате на нее денег, а в чем-то другом, тем не менее не приводят примеров, в чем именно. Такая позиция привела к тому, что отношения мужчин и женщин в России сейчас часто выглядят так: мужчина пришел к женщине, переспал, и ушел (или того похлеще: переспал и поел – бесплатный секс и бесплатное кафе в одном флаконе). Жениться такие мужчины не хотят, потому что: «если жениться, то это надо зарплату жене отдавать (то есть в общий семейный котел), а я не хочу» — так заявил как-то одной моей подруге ее кавалер, честно и откровенно (причем подруга эта больше его зарабатывает, так что ее корысти в желании выйти замуж не было).

Оказать хоть какое-то небольшое внимание в виде цветов, коробки конфет или приглашения в театр они тоже не считают нужным. Когда-то это мотивируется отсутствием денег (хотя я думаю, что такие небольшие суммы любому мужчине с руками посильно заработать). А иной раз такие мужчины отсутствием денег не страдают, и вполне могут, например, купить себе машину за 10 000 баксов, и не копя долгие годы на это. А вот на цветы и духи женщине никогда не находится ни денег, ни времени, чтобы их купить. Иные, у кого не совсем пропала совесть, считают нужным иногда принести букетик или конфетки – но опять же исходя из того, что пару раз в год букетом и конфетами отделаться дешевле, чем жениться и отдавать зарплату в общий семейный бюджет. Наверное, кто-то из писавших мне, считает, что это нормально – ведь мужчина женщине ничего не обязан, даже цветы, и жениться тоже, и это любовь. А вам, обвиняющим женщин в корыстных намерениях и поиске богатых мужчин, не приходит в голову, что и мужчины не всегда встречаются с женщинами и даже женятся по любви, что и у мужчины тоже может быть корысть, только своя, другая, кроме женитьбы на богатой невесте?

Мужчина и женщина физиологически устроены по-разному. Женщина может без секса, мужчина нет – в силу устройства своего организма. Для каких-то женщин секс важен, для каких-то нет – это зависит от темперамента, но в любом из этих случаев у женщин на первом месте любовь, и без любви ей секс не нужен. Для части же мужчин вполне приемлем секс без любви – именно поэтому существует женская проституция и публичные дома, но не мужские. И на учете этого обстоятельства построены все исторические традиции, не мной придуманные, а существующие: что мужчина за женщиной ухаживает, а не она за ним, он дарит ей цветы, а не она ему, он дарит подарки, если до брака, как и то, что в браке они не делят расходы поровну, а складывают зарплаты в общий бюджет, даже если мужчина зарабатывает больше. Это – способ отличия любит ли мужчина, или удовлетворяет свою сексуальную потребность. Как и то, что любящий мужчина предлагает женщине брак, а не постель.

Любовь вызывает у людей желание разделить всю жизнь, а не только секс. И, на мой взгляд, любви в описываемой мною ситуации нет и в помине, а есть попытка использовать женщину как инструмент для удовлетворения своих сексуальных потребностей: с женой общий бюджет вести, проститутке платить, а тут – бесплатный секс, никаких расходов и никаких обязательств. По-моему, ничего омерзительнее и унизительное такого отношения к женщине нет, и уличная проститутка и то в лучшем положении. Я считаю, что положение любовницы в любом случае, содержит ее мужчина или нет, унижает женщину и выгодно только мужчине, так же, как и так называемый гражданский брак, но уж такой бесплатный вариант тем более унизителен. Мы считаем предрассудительным предоставление сексуальных услуг за деньги, а бесплатное предоставление сексуальных услуг, превращение женщины в инструмент для удовлетворения сексуальных потребностей – это нормально? Это как раз и унизительно. Вот тут ситуация, когда мужчина только получает в отношениях, ничего не давая взамен.

Если принцип мужчины в браке: делить все расходы точно пополам, не зависимо от того, кто сколько зарабатывает, даже если женщина зарабатывает меньше, потому что он жене ничего не обязан, не обязан на жену деньги тратить: на еду – сумма делится пополам, если женщина ест какие-то продукты, которые мужчина не ест – она их покупает дополнительно на свои средства, на коммунальные услуги, что-то купить для дома, мебель, бытовую технику и т.д. – поровну скидываются, на отпуск – каждый сам за себя, покупки – каждый себе, мужчина не считает нужным женщине что-то дарить (за исключением взаимных подарков два раза в год, на день рожденья и рождество, и то мелочь какую-нибудь). Если, например, у мужчины есть дом, сдаваемый в аренду, но поскольку супруги живут в другой стране, на эти средства арендуется другое жилье в другой стране, но если бы арендную плату при этом супруги платили пополам, женщина из своей зарплаты? Или мужчина продает дом, деньги кладет в банк, снимает квартиру, и жена платит половину аренды (плюс к половине всех других расходов, естественно).

Где тут общий семейный котел? Мое мнение — тут причина брака не любовь, а использование брака для бесплатного удовлетворения сексуальных потребностей, чтобы секс иметь, но на проститутку не тратиться, придуман такой способ: жена на самоокупаемости. Кстати, вот пример одного такого международного брака: мужчина 5 лет не имел секса – не мог найти женщину у себя в стране, желающую с ним спать, и удовлетворение сексуальной потребности было причиной вступления в брак с женщиной из России – на условиях совместной жизни с делением всего пополам, вплоть до каждой сосиски, чтобы мужу никаких расходов. Могу привести в пример мнение мужчины: мы обсуждали этот вопрос с моим бывшим английским женихом, и его мнение – несправедливо требовать от женщины деления расходов пополам, если она зарабатывает меньше, да и вообще заранее ставить такое условие, когда неизвестно, сколько вообще она будет в другой стране зарабатывать. Каждый кто сколько может, столько и зарабатывает. И (тоже его мнение) женщина работает, только если есть необходимость, если зарплаты мужа не хватает. Для одной из моих подруг образец настоящего мужчины – ее отец, который всю свою зарплату до копеечки отдавал в семейный бюджет, не думая о том, что зарплата жены меньше и чьих денег больше будет тратиться, и своих доходов от жены не утаивал. Поэтому принцип деления расходов в семье в любом случае прямо-арифмитически поровну она не принимает.

Я вполне согласна с теми, кто считает, что в браке все складывается в общий котел семейного бюджета, и супруги совместно решают, как они эти деньги потратят. И если какой-то мужчина, как честный человек, не будет обещать золотые горы и давать обещания, которые потом не выполнит, а честно скажет мне: у меня не такой большой доход, чтобы его хватило на все, поэтому жене надо будет работать, я буду делать для семьи все, что смогу, а женщина пусть зарабатывает, сколько сможет, и все будем складывать в общий котел и вместе решать, как потратить – я ничего не имею против того, чтобы выйти за него замуж. Но если требование к жене работать мотивируется тем, что я просто не хочу на жену деньги тратить, потому что считаю, что мужчина женщине и муж жене ничего не обязан, поэтому супруги должны делить расходы обязательно поровну – не выйду, потому что не вижу тут любви. Мы (говорю «мы», имея в виду женщин, ищущих спутника жизни за рубежом) не жадные охотницы за долларами с алчным блеском в глазах, как пишется в некоторых статьях: мы просто хотим быть любимой женщиной, а не бесплатным инструментом для удовлетворения сексуальных потребностей. И если вспомнить, как жили все семьи в нашей стране при социализме: да, в большинстве семей оба супруга работали, но потому, что зарплаты мужчины не хватало, а не потому, что мужчина не хотел на жену деньги тратить, и на детей (если они есть) тратить непременно поровну. В большинстве семей мужчина зарабатывал больше, но обе зарплаты складывались в общий семейный бюджет.

И кстати, большинство женщин считало, что мужчина, пусть он при существующих условиях не может обеспечить семью полностью, должен хотя бы зарабатывать и вносить в дом больше, иначе что он за мужчина. И большинство мужчин тоже так считало. И в большинстве семей так и было. И сейчас в России в большинстве случаев ситуация та же. Взгляд на мужчину как если не обязательно единственного, но все-таки в большей степени, чем женщина, «добытчика» в семье, вносящего больший, чем женщина, вклад, опять же традиционен, и правильность его обусловлена причинами, и психологическими, и социальными, и историческими, и даже физиологическими, природными. Если кто-то этого не понимает и кого-то это интересует, могу объяснить.

А вот если ситуация такова, что дохода мужчины хватает на покрытие всех расходов, и ему это не в тягость. Я встречала неоднократно мужчин, и в России, и за рубежом, взгляды которых: если дохода мужчины хватает на жизнь, он должен быть "bread provider", как говорят англичане, в семье, и брать на себя расходы, и жена может решать по своему желанию, не работать или работать, если ей просто скучно дома сидеть, а не ради деления расходов, и тратить свою зарплату как ей хочется. Как показывает сама жизнь, любящий мужчина в этой ситуации сам предлагает это женщине. Женщина может воспользоваться его предложением, может и нет, если ей интересна профессиональная карьера. Если мужчина в такой ситуации предложит мне не работать – вот тогда я с радостью пойду работать: потому что я буду знать, что работаю я по собственному желанию, а не по принуждению мужа, для того, чтобы денег было еще больше и мы жили еще лучше, а не потому, что муж меня не любит и ему жалко на жену деньги тратить. Предложил, показал свою любовь – вот теперь можно с легким сердцем пойти поработать.

А вот ситуацию, когда хорошо обеспеченный мужчина с достаточным для содержания семьи доходом, сам требует от женщины работать и разделять с ним расходы, я не понимаю и не принимаю. И меня удивляет, когда пишут: «могла бы женщина зарабатывать хотя бы себе на расходы». Почему так абстрактно, не беря конкретное финансовое положение мужа и без учета этого положения? И тогда почему только на расходы, а не на хлеб и газ тоже? Женщина зарабатывает на то, в чем есть необходимость, насколько заработка мужа не хватает. Если не хватает на хлеб и газ – то вместе с ним на хлеб и газ, а если муж хорошо обеспечен и на все хватает без проблем, но просто не хочет жене купить одежду и дать на парикмахерскую – то это уже плохое отношение к женщине, извините.

Посмотрим, каковы были отношения мужчины и женщины в историческом прошлом, как в России, так и в Европе. В бедных рабоче-крестьянских слоях оба работали, в аристократических не работал никто и оба имели доход. А вот «средний класс» — интеллигенция, культурные слои с образованием: преподаватели вузов и гимназий, врачи, юристы, чиновники и служащие всех рангов – в этом слое при существующих тогда социальных условиях устройства общества женщина просто не имела возможности работать, даже при всем желании, что имело, конечно, свои негативные стороны. И поэтому в этом слое муж всегда содержал жену, иного выхода у него просто не было. Это было принято, это было нормой. Поэтому отрицательного отношения к самому факту содержанию мужчиной женщины тогда не было, это-то как раз считалось нормальным и естественным. У мужчины в прошлом веке было только три варианта: жениться и содержать жену, иметь любовницу и опять же ее содержать, или идти в публичный дом и платить. Бесплатного секса тогда не было, как сейчас. Связь с девушкой из порядочного общества без брака или до брака осуждалась и была невозможна – никакая приличная женщина бы на это не согласилась (и правильно делали, это мы теперь мужиков разбаловали). «Содержанкой» называлась женщина, живущая на содержании мужчины и не состоявшая в браке, а на положении любовницы, и презрительный оттенок этого термина был вызван не той причиной, что мужчина содержал женщину (потому что жену он тоже содержал, и это никто не осуждал), а тем, что женщина была НЕ ЖЕНА, фактом связи без брака, что, тогда осуждалось, как общественным мнением, так и церковью (и правильно).

Но вернемся к нашему времени. Неработающая замужняя женщина в наше время — и в России, и за рубежом, называется «жена-домохозяйка». И в России, и во всех зарубежных странах, нигде женщину в этой ситуации не осуждают и не презирают, везде это считается нормальным и ничего негативного или унизительного в этом никто не видит. В Москве после перестройки появилось достаточное количество семей, где доход мужа позволяет жене не работать и заниматься только семьей, и никому в голову не приходит это осуждать и считать унизительным и большинство населения вас бы не поняли. А кто-то кроме жены может себе позволить и домработницу или гувернантку, и это тоже никто не осуждает. Завидующие есть, но осуждающих нет. Также не осуждается и та, и другая ситуация и за границей. А знаете ли вы, что по законам как бывшего Советского Союза, так и современной России, неработающей замужней женщине идет трудовой стаж, и ее положение официально приравнено к работе: она работает домохозяйкой, это официальный статус, признаваемый государством и обществом, унизительным не считающийся и не презирающийся. Я считаю, что нет ничего плохого, если женщина по предложению мужа и по взаимному согласию супругов хочет больше времени уделять своей семье и детям. Да, женщины совмещают работу и воспитание детей. К чему это приводит, мы видим по переполненным колониям для несовершеннолетних и детским комнатам милиции, по толпам сквернословящих и хулиганящих подростков на улицах.

Конечно, не у всех работающих женщин дети вырастают хулиганами и преступниками, но думаю, если бы женщины в нашей стране имели возможности больше времени уделять своим детям, по крайней мере их было бы меньше. И я не понимаю некоторых наших московских бизнес-леди, которые, имея мужа с достаточным для семьи доходом, бросают детей на гувернанток и идут с утра до вечера заниматься бизнесом, вместо того, чтобы заниматься своим ребенком. У меня так называемые «традиционные взгляды», я думаю, что для женщины более естественно на первое место ставить любовь, семью, дом, мужа и детей, карьеристок не понимаю и бизнес-леди мне глубоко чужды и несимпатичны. И не понимаю, у кого может повернуться язык сказать, что воспитывающая детей женщина-мать не работает. Также не понимаю, как можно неработающую жену даже без детей обзывать иждивенкой и упрекать, что она не работает: а ведение домашнего хозяйства? Почему об этом забывают? Это тоже работа, тоже труд, и вовсе не маленький. У нас так привыкли, что женщина как ломовая лошадь тащит на себе две работы: на обычной работе, и плюс домашнее хозяйство, что уже не считают ведение домашнего хозяйства за труд и вообще не принимают его в расчет – а это достаточно большая работа. А если кто-то считает, что маленькая… То, что мужчина физически сильнее женщины, а женщина слабее, это известно всем. Но, исходя из этого справедливо, чтобы тот, кто физически слабее, работал меньше. И если это только домашнее хозяйство, это достаточная работа для женщины. Также женщина может работать неполное время. Да, многие наши женщины работают каждый день по 8 часов плюс 2 часа на работу, имея при этом детей. Результат – многие чувствуют себя как загнанные лошади, и ночью секс в постели с мужем уже не доставляет им радости – уставшей женщине на него сил нет (это привожу мнения моих знакомых женщин).

Если же женщина работает, то вопрос, как быть с домашним хозяйством, должен как-то решаться. Ситуация, бывшая в большинстве советских семей, когда муж и жена работали одинаково по 8 часов каждый день, и при этом всю домашнюю работу или большую ее часть (чаще всего всю) делала почему-то жена, это, по-моему, вообще не брак, а грубая форма эксплуатации человека под видом брака. Решаться этот вопрос может по-разному. Во многих западных семьях женщина работает, но есть домработница хотя бы для уборки. Где-то женщина работает на неполное рабочее время, или мужчина берет часть работы на себя, варианты могут быть разные. А вы не подумали, что некоторые мужчины (и таких я встречала) сами хотели бы, чтобы жена не работала и взяла на себя все заботы по ведению домашнего хозяйства, чтобы у них об этом голова не болела, им так удобней, и они сами этого хотят и считают вполне справедливым такое распределение вклада в семейный бюджет?

Вот теперь я вам отвечу, как называется женщина, живущая на содержании мужчины, если это ее не любовник, а муж: это называется – жена, которую любят, и этим званием я бы гордилась намного больше, чем названием «бизнес-леди», которое меня, например, совсем не привлекает. И эта ситуация, если мужчина любит жену, вовсе не мешает сохранить хорошие отношения в семье, наоборот, часто как раз способствует. Женщина чувствует любовь мужчины к себе и благодарна ему за то, что он для нее делает, что подпитывает ее ответную любовь, усиливая в семье атмосферу любви.

Возникает вопрос, как женщина может проявить свою любовь к мужчине? Да, женщине есть что дать мужчине и помимо денег, и помимо ведения домашнего хозяйства тоже, и появление женщины в жизни мужчины дает ему многое – и многие мужчины это понимают и так считают, поэтому финансового вклада в семью от женщины не требуют.

www.100hwl.com

Средневековая культура была важной ступенью в формировании современных представлений о женщине и женской природе. Для женщины в Средневековье была разработана наиболее развернутая и аргументированная концепцию несовершенства, однако именно средневековая культура содержала и ростки другого, нового отношения к женщине. С христианской культурой в нашу жизнь пришли два женских образа-антипода, которые до сих пор играют важнейшую роль в отношении к женщине, — виновница грехопадения Ева и добродетельная мать Христа Мария. Изучение юридического, экономического и социального статуса женщины в Средневековье позволяет, несомненно, лучше понять и положение женщины в современном обществе: в политике и экономике, образовании и личной, семейной жизни.

Женщине в Средневековье было отведено весьма скромное, если не сказать ничтожное, место в стройном здании социальной иерархии. Патриархальный инстинкт, традиции, сохранившиеся еще со времен варварства, наконец, религиозная ортодоксия — все это настраивало средневекового человека на весьма настороженное отношение к женщине. Да и как еще можно было к ней еще относиться, если на священных страницах Библии рассказывалась история о том, как злокозненное любопытство Евы и ее наивность довели Адама до греха, имевшего столь ужасные последствия для рода человеческого? Поэтому вполне естественным казалось возложить всю тяжесть ответственности за первородный грех на хрупкие женские плечи. Изменчивость, кокетство, легковерие и легкомыслие, жадность, глупость, завистливость, коварство, богопротивная хитрость, — и это далеко не полный список нелицеприятных женских черт, ставших излюбленной темой литературы и народного творчества. Женскую тему эксплуатировали с самозабвением. В средневековой литературе очень много произведений, высказывающих пренебрежительное и откровенно враждебное отношение к женщине. Однако, что удивительно: все это существовало рядом с совершенно иной литературой, которая настойчиво воспевала и славила Прекрасную Даму.

Следует отметить, что обвинение женщины Средневековья в том, что она была главным виновником первородного греха, определялось самой сутью средневекового миросозерцания, в котором грехопадение осмыслялось как победа природного, телесного над собственно человеческим — духовным началом. А поскольку первое отождествлялось с женским, а второе — с мужским, постольку в этой системе ценностных координат женщина была обречена нести главную ответственность за грехопадение. Подтверждение этому видели и в характере наказания человека: утратив бессмертие, он отныне был вынужден в поте лица своего заботиться о хлебе насущном, женщина в свою очередь получила дополнительную кару — рожать на свет детей в муках. Поэтому вполне естественным казалось возложить всю тяжесть ответственности за первородный грех на хрупкие женские плечи.

При характеристике женщины в Средневековье настойчиво постулировалось ее несовершенство в физическом, нравственном и интеллектуальном отношениях. При доказательствах апеллировали обычно к следующим спорным моментам повествования о сотворении человека: во-первых, женщина была создана Богом не одновременно с мужчиной, а после него, для него и из его ребра; во-вторых, в рассказе о сотворении человека не упоминается, вдохнул ли Бог Еве живую душу. Это в свою очередь послужило основанием для того, чтобы поставить впоследствии вопрос о том, является ли женщина вообще человеком. Эта тема всерьез обсуждалась на одном из церковных соборов в IV века.

Женщина в Средневековье вступала в статус замужней женщины очень рано. Совершеннолетним возрастом, позволяющим вступать в брак, считалось четырнадцать лет для мальчиков и двенадцать лет для девочек. При таком положении вещей выбор супруга целиком зависел от родительской воли. Неудивительно, что освященный церковью брак для большинства оказывался пожизненным кошмаром. Об этом же и свидетельствуют законы того времени, которые очень подробно регламентировали наказания для женщин, убивших своих мужей, — по-видимому, такие случаи были не редкостью. Доведенных до отчаяния преступниц закапывали живьем в землю или сжигали на костре. А если еще вспомнить, что средневековая мораль настоятельно рекомендовала жену бить и желательно почаще, то легко представить, как «счастлива» была Прекрасная Дама в своей семье. Типичными для той эпохи были слова доминиканского монаха Николая Байарда, писавшего в конце XIII века: «Муж имеет право наказывать свою жену и бить ее для ее исправления, ибо она принадлежит к его домашнему имуществу». В этом церковные воззрения несколько расходились с гражданским правом. Последнее утверждало, что муж может бить жену, но только умеренно. Вообще, средневековая традиция советовала мужу относиться к жене, как учитель к ученику, то есть почаще учить ее уму-разуму. А причиной для этого, снова таки, было Священное писание, в котором можно найти следующие цитаты: «Всякому мужу глава Христос, жене глава — муж» (I Кор. 11:3); «А учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии» (I Тим. 2:12); «Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены» (Ефес. 5:22—23); «Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да убоится мужа своего» (Ефес. 5:33).

Отношение к браку в то время было противоречивым и, на современный взгляд, странным. Далеко не сразу церковь вообще сумела найти достаточно оснований, чтобы оправдать брак как таковой. Долгое время считалось, что настоящим христианином может быть только девственник. Эта концепция, впервые сформулированная Святым Иеронимом и папой Григорием Великим, безоговорочно принималась церковью. Однако уже Блаженный Августин на рубеже IV и V веков утверждал, что брак все-таки не так уж плох. Святой отец тоже признавал превосходство девственников над женатыми, но считал, что в законном супружестве плотский грех превращается из смертного в простительный, «ибо лучше вступить в брак, чем разжигаться». При том строго оговаривалось, что в браке соитие должно совершаться не ради наслаждения, а только с целью рождения детей, у которых, коли они будут вести праведную жизнь, появляется шанс заменить в раю падших ангелов. Подобный взгляд стал преобладать в церковных кругах лишь в начале IX века, и с той поры брачные союзы стали освящать таинством венчания.

Главное, что требовалось от замужней женщины в Средневековье, — рождение детей. Но сия благословенная способность часто оказывалась для средневековой семьи не благом, а горем, так как сильно осложняла процедуру наследования имущества. Делили добро по-всякому, но самым распространенным способом распределения наследства был майорат, при котором львиную долю имущества, прежде всего земельные наделы, получал старший сын. Остальные сыновья либо оставались в доме брата в качестве приживалов, либо пополняли ряды странствующих рыцарей — благородных, но нищих. Жены и дочери в течение долгого времени вообще не имели никаких прав на наследование супружеского и родительского имущества. Если дочь не удавалось выдать замуж, ее отправляли в монастырь, туда же шла и вдова. Только к XII веку жены и единственные дочери приобрели право наследования, но и тогда (и много позже) они были ограничены в возможности составлять завещания. Английский парламент, например, приравнивал их в этом отношении к крестьянам, бывшим собственностью феодала.

Женщина в Средневековье считалась воплощением дьявола. Не нужно забывать, сколько женщин-«ведьм» сгорело на кострах инквизиции, при этом чем сильнее выделялась женщина из толпы, тем больше у нее было шансов попасть в ряды «ведьм». Об особой женской склонности к колдовству писали различные средневековые авторы. Наиболее подробное обоснование тезиса об особой предрасположенности женщины к колдовству было дано в «Молоте ведьм» — пособии для инквизиторов, написанном доминиканскими монахами Инститорисом и Шпренгером в 1487 году. Колдовство более распространено среди женщин, чем среди мужчин, считают авторы. Почему же женщины легче отклоняются от веры? Во-первых, женщина от природы легковерна и неразумна, что является основой для чародейства; во-вторых, из-за влажности своего сложения женщина более подвержена влиянию духов; в-третьих, в плотских наслаждениях она ненасытна и потому вынуждена прибегать к помощи дьявола, чтобы утолить свою страсть; в-четвертых, женщина болтлива и, а потому передает свои заблуждения другим женщинам; в-пятых, силы женщины невелики и потому она жаждет отмщения с помощью чародейства. Пытки устраивали действительно нечеловеческие. Многим было намного проще признаться в том, чего они не делали, и принять смерть, нежели терпеть эти адские мучения. Другие же, кто не хотел брать на себя несуществующую вину, терпели и не признавались. Этих уж с еще большей уверенностью объявляли ведьмами, которым «даже адские муки ни по чем».

Небольшое повышение статуса женщины в Средневековье наблюдается в XII — XIII веках, в христианской концепции мироустройства начинает все более явно проявляться образ другой женщины — не Евы, которая несет в себе греховность и порок, а Дева Мария, которая непорочной стала матерью Христа и подарила миру нового Бога. Женщина, таким образом, не только погубила человечество, но и спасла его, дав миру Спасителя. Хотя авторы женоненавистнических текстов и утверждали, что Мария не имеет ничего общего с обычными женщинами, зерно сомнения, тем не менее, было посеяно. Женщина стала все ближе и ближе продвигаться по иерархической лестнице вверх, ближе к мужчинам, становясь все более заметными в социальной жизни Средневековой Европы. Сквозь вековые пелены традиций и религиозных ограничений экзальтированного Средневековья рисовался некий туманный, мерцающий неразгаданной загадкой женский образ. Так возникла легенда о Прекрасной Даме.

В средневековом искусстве сложилось целое направление, воспевающее женщину. Это были трубадуры — средневековые поэты и певцы, авторы песен, получивших название менестрели. Творчество трубадуров приходится на период XI — XIII веков, они сочиняли свои песни на провансальском, разговорном языке юга Франции. Трубадуры занимались не только искусством, они принимали активное участие в политической, социальной и религиозной жизни тогдашнего общества. После альбигойского крестового похода (1209-1229гг.), закончившегося падением Прованса, движение трубадуров закончило свое существование, однако они оставили после себя богатое культурное наследие, и образ Прекрасной Дамы, не утратил свое очарование и по сей день.

Трубадуры, воспевавшие женщину Средневековья — Прекрасную Даму, обычно рисовали ее замужней. Замужество было той непреодолимой преградой, благодаря которой любовь приобретала необходимую степень трагической безнадежности. Эта безнадежность и составляла главный предмет лирики трубадуров. Любовь вдохновенного поэта далеко не всегда оказывалась взаимной и только в редких случаях завершалась близостью. Таков был закон рыцарской верности, предполагавший максимальную идеализацию чувства и желательно более полный отказ от плотского наслаждения. В мире рыцарской доблести и чести женщины неожиданно приобретают огромные права, возносятся в сознании мужского окружения на недосягаемую высоту — вплоть до небывалой доселе возможности вершить суд над мужчиной. Правда, все эти права и возможности осуществлялись в очень узкой сфере рыцарской эротики, но и это уже было победой женщины.

www.family-abc.ru