Тема 2.2. Психология личности преступника;

Понятие «личность преступника» многогранно, оно используется в юридической психологии, уголовном праве, криминологии, криминалистике и др. Изучение личности преступника невозможно без выявления характерных типов и групп лиц, совершивших противоправные деяния. Выделяют три основных направления исследования личности преступника: биологическое, социально-демографическое и нравственно-психологическое.

А.Биологическое исследование личности преступника.

В криминологии, правовой психологии, юриспруденции в целом отношение кбиологическим причинам преступности неоднозначно. Как известно, преступниками не рождаются, а становятся, следовательно, в формировании личностных особенностей преступника ведущее место отводится социальным, жизненным факторам, воспитанию, обучению, влиянию среды. Однако отрицать роль биологических свойств в формировании социальных качеств личности было бы ошибкой.

На личность человека существенно влияют возраст, пол, физические и психологические особенности. Возрастные особенности — определяющие в формировании личности. На каждом возрастном этапе развития личности неодинаково. С годами положительные социальные связи становятся более прочными, устойчивыми и разветвленными. Богатый жизненный опыт дает возможность выбрать социально правильную линию поведения даже в сложных ситуациях.

Поведение во многом определяется также половыми особенностями, преломленными в психике конкретного человека.

Ведущая роль в различном формировании психологии мужчин и женщин отводится биологическим различиям полов, опосредованным социальными факторами.

Физические недостатки человека, состояние его здоровья могут оказать в определенных условиях неблагоприятное воздействие на формирование взглядов и привычек.

Психические особенности (тип нервной системы, свойства памяти, мышления, воображения и др.) не менее существенно влияют на формирование личности и ее взаимодействие с окружающей средой.

Таким образом, сами по себе индивидуальные биологические свойства нельзя считать причинами преступного поведения, но они порой играют существенную роль условий, способствующих негативному формированию личности.

Б.Социально-демографическая характеристика личности преступника складывается из следующих элементов: пола, возраста, уровня образования, семейного положения, отношения к труду, места жительства, занимаемой должности и др. К ней тесно примыкает характеристика уголовно-правовая: направленность преступного посягательства, устойчивость антиобщественного поведения, степень организованности преступников, совершение преступлений рецидивистами, несовершеннолетними. В связи с тем, что социально- демографические признаки показывают личность лишь с внешней стороны, особое внимание следует уделить нравственно-психологическим свойствам личности.

В.Нравственно-психологическая характеристика включает в себя социально обусловленные черты, определяемые как индивидуальными особенностями психологических процессов, свойств и состояний, так и проверенным опытом.

Особое значение имеют морально-политические, мировоззренческие и нравственные качества человека: взгляды, убеждения, оценки, ценностные ориентации и т.п.

К нравственно-психологическим особенностям относятсяинтеллектуальные (уровень умственного развития, объем знаний, широта и узость взглядов и др.), эмоциональные (сила, уравновешенность и подвижность нервных процессов, например, темперамент), волевые (умение человека сознательно регулировать свою деятельность).

Из всех элементов преступления ближе всего к нравственно-психологической характеристике личности стоит субъективная сторона, а в ней — мотивы преступления, цели, поставленные перед собой преступником. Потребности, мотивы, эмоции, непосредственно не наблюдаемые, они познаются опосредованно, путем умозаключения.

Судебно-психологическая классификация личности включает в себя следующие типы правонарушителей:асоциальный (менее злостный); антисоциальный (злостный); тип личности преступника, характеризующийся дефектами психологической саморегуляции (случайный).

Асоциальный тип отличается несформировавшейся психикой, которая не способна удерживать личность от антиобщественного поведения. Антисоциальный тип присущ личности злостного, профессионального преступника. Как правило, в эту категорию входят лица, неоднократно совершавшие преступления. Преступники, характеризующиеся дефектами психологической саморегуляции, — это лица, допустившие халатность, бездействие, чрезмерную самонадеянность, совершившие преступные деяния в состоянии аффекта и др.

1. Понятие и структура правовой психологии.

2. Криминальная психология: понятие и структура.

3. Биологическое исследование личности преступника.

4.Социально-демографическое, нравственное и психологическое изучение личности преступника.

Тема 2.3. Психология группового преступного поведения (преступной группы)

Важнейшим структурным элементом криминальной психологии служит психология преступной группы и ее лидера.

Задача криминальной психологии — показать специфику становления, развития, функционирования и разложения (ликвидация) преступной группы.

Высший тип организованной преступности— формирование преступных сообществ и различные объединения организованных преступных групп, созданные для совершения тяжких или особо тяжких преступлений (ч. 4 ст. 35 УК РФ).

Основные закономерности формирования преступной группы:

единая цель совместной деятельности;

постоянное расширение преступной деятельности;

формирование преступных групп от простых объединений до групп высокого уровня;

существование внутренней психологической структуры группы;

выдвижение лидера преступной группы.

Типология традиционных организованных преступных групп включает в себя:

простую организованную группу;

сложную организованную группу;

организованную преступную группировку;

преступную организацию (сообщество);

кооперацию профессиональных преступных лидеров («воров в законе»).

Простая организованная группа — относительно примитивная форма объединения преступников в группы численностью 2 — 4 человека. В простые организованные группы объединяются квартирные воры, мошенники, уличные грабители и др.

Сложная организованная группа отличается большей устойчивостью, строгой подчиненностью, выделением лидера, соблюдением принципа единоначалия. Численность такой группы составляет 5 10 человек. Подобные группы совершают либо имущественные преступления, либо корыстно-насильственные. Среди членов преступной группы культивируются криминальные идеи, традиционные профессиональные навыки, взгляды, убеждения.

Организованная преступная группировка — это многочисленное преступное объединение. Существует ряд разновидностей группировок, различающихся: по связям, преступной субкультуре, иерархии, национальным особенностям, способам деятельности и т.п.

Наиболее ярко выражаются два вида:

а) «бригада» (команда), в основе которой лежит объединение по территориальному признаку (по месту жительства), выросших вместе ребят;

б) «община» — преступное образование, состоящее в своей основе из неместных жителей.

Бандитское формирование (образование) — предполагает создание вооруженной группы с целью нападения на государственные и общественные предприятия, на отдельных граждан. Обязательный признак банды — наличие оружия и преступной направленности. Банды отличаются исключительным цинизмом, жестокостью, дерзостью и наглостью.

Преступная организация (сообщество)— устойчивое, сложное иерархическое криминальное образование. Она отличается наличием материальной базы (денежного фонда); коллегиальной формой руководства (группой лиц, имеющих равное положение); наличием устава в виде неформальных норм поведения, традиций и законов. Устав предусматривает санкции за их нарушения. Организация разделена на составные группы с руководителями, телохранителями, держателями касс и др. Особое внимание уделяется информационной базе (банку сведений, поступающих от разведки и контрразведки). В группах действуют советники, которые снабжают лидеров информацией по правовым, экономическим, криминальным и другим вопросам[7].

Изучение организованных преступных сообществ позволяет сделать вывод о существовании следующих участников преступных формирований: «лжепредприниматели» (лица, специализирующиеся на финансовых аферах — «перекачка» денежных средств); «гангстеры» — основной вид деятельности — рэкет (квалифицированное вымогательство). «Гангстеры» контролируют наркобизнес, игорный бизнес, проституцию и др. «Расхитители» (госворы) — преступные группы в сфере торговли, приватизации, сбыта сырья и др. «Коррупционеры» — группы госчиновников в органах власти, управления, в правоохранительных органах. «Координаторы» — элита преступного мира — «воры в законе» либо «авторитеты»[8]. Активное поведение «координаторов» предполагает наличие «мафии».

«Мафия» — тайная преступная организация, имеющая коррумпированные связи и ролевой статус в преступной среде или теневой экономике. Мафия основывается на конспирации, жесточайшей дисциплине, определенной иерархии, законах «смерти» (обет молчания) и «вендетты» (кровной мести). Сицилийская мафия — это своеобразная модель «семьи», обязанностью каждого члена, которой является почитание[9].

Кооперация профессиональных преступных лидеров («воров в законе») имеет все признаки преступной организации, но отличается размытостью структуры, отсутствием территории и места своего нахождения. Управление кооперацией осуществляется с помощью «воровских сходок».

Среди участников организованных преступных групп особенно выделяется фигура лидера (главаря, вожака). Лидер выполняет определенные функции: организаторскую, информационную, стратегическую, нормативно-ценностную и дисциплинарную. Лидер должен уметь определить цели, задачи группы, проанализировать возможное развитие преступных действий и планировать их прикрытие.

Он определяет допустимые границы и нормы поведения в группе, устанавливает пределы ответственности за допущенные промахи ее членов. Это обеспечивает единство действий и поступков всей группы и ее лидера.

Лидер разрешает все внутригрупповые конфликты, выявляет виновного и применяет кнему соответствующие санкции.

В криминальной психологии лидеры преступных групп по стилю руководства подразделяются на следующие категории:

а) лидер-вдохновитель (предлагает свою программу, определяет нормы поведения, цели и задачи);

б) лидер-организатор (лично организует действия преступной группы и руководит ими, осуществляет программу, выработанную ранее всей группой);

в) лидер смешанного типа (сочетает в себе элементы лидера-вдохновителя и лидера-организатора, задает программу и одновременно организует ее выполнение).

Выявление и разоблачение лидера — чрезвычайно сложная задача. Поэтому особое значение имеет изучение психологической структуры преступной группы и роли лидера в ней. Важно собрать факты, которые свидетельствуют о конфликтах и противоречиях между лидерами и членами преступной группы. Эти сведения необходимо использовать при допросах, очных ставках, производстве других следственных действий. С учетом полученной информации следователь должен строить тактико-психологическую линию своих действий. Умелое использование психологических характеристик преступных групп, психофизиологических особенностей их лидеров, сведений о психологических причинах противоречий в преступных группах (конфликтах) — неотъемлемое условие эффективной борьбы с организованной преступностью.

1. Основные закономерности формирования преступной группы.

2. Типология организованных преступных групп.

3. Показать отличие «банды» от преступной организации (сообщества).

4. Классификация лидеров преступных групп по стилю руководства преступной группой.

5. Психологическая характеристика лидера преступной группы.

РАЗДЕЛ 3. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКа ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЮРИСТА

В данном разделе мы рассмотрим методы психологического воздействия на личность. Используя в своей практической деятельности методы и приемы психологического воздействия на личность юрист сможет оперативно получать необходимую информацию.

Изучив материалы раздела, Вы сможете определять факторы психологической пригодности юриста. Высокий уровень социализации личности, эмоционально-волевая устойчивость, познавательная активность, коммуникативная компетентность, организаторские способности – это основные характеристики успешной деятельности юриста.

studopedia.su

Портал «Юристъ» — Ваш успех в учебе и работе!

правомерное задержание преступника потерпевшим или иными лицами — это насильственные действия, направленные на краткосрочное лишение свободы преступника с целью доставления его органам власти, если они вызывались необходимостью задержания и соответствовали опасности совершенного посягательства и обстановке задержания преступника.

2. Задержание преступника возможно лишь при наличии для этого основания. Закон таким основанием называет преступное посягательство, выразившееся в нападении, на что прямо указывается в ч. 5 ст. 15 УК. Под нападением обычно понимают противоправное умышленное действие, создающее реальную и непосредственную угрозу немедленного применения насилия как средства достижения преступной цели. Следовательно, основанием задержания преступника может служить разбойное нападение, нападение с целью лишения жизни потерпевшего, причинения вреда его здоровью, личной свободе, имуществу, жилищу и т.п. Такое нападение свидетельствует об очевидности преступного посягательства, что в значительной мере снижает возможность ошибки граждан в оценке преступности совершенного деяния. Задержание лица при отсутствии такого основания может свидетельствовать о незаконности действий и повлечь за собой ответственность по ст. 123 УК как за незаконное лишение свободы.

3. Задержание преступника характеризуют такие признаки: 1) цель задержания, 2) лицо, подлежащее задержанию, 3) характер действий при задержании, 4) своевременность задержания, 5) необходимость (вынужденность) причинения вреда при задержании и, наконец, 6) соразмерность вреда, причиненного преступнику при его задержании.’

4. Цель задержания. В соответствии с ч. 5 ст. 15 УК действия потерпевшего и иных лиц признаются правомерными, если они имели своей целью задержание’Преступника и доставление его органам власти. В связи с этим выделяют две цели таких действий: 1) конечную — доставить преступника соответствующим органам власти (в отделение милиции, прокуратуру, исполком местного Совета, военным властям и т.

5. Лицо, подлежащее задержанию. Уголовный закон регулирует задержание потерпевшим или иными лицами лишь преступников, а не других правонарушителей, т.е. задержание лица, начавшего, совер-

Обстоятельства, исключающие преступность деяния

шающего или уже завершившего преступное нападение. Твердое убеждение в том, что задерживается именно преступник, а не иное лицо, должно строиться на осознании задерживающим очевидности преступления. Практика, однако, нередко сталкивается со случаями, когда потерпевший добросовестно заблуждается относительно преступника, в связи с чем вопрос об ответственности за необоснованное причинение вреда должен решаться по правилам задержания так называемого мнимого преступника, которые аналогичны правилам о мнимой обороне.

В квартиру П. ворвались три подростка, набросились на него и стали избивать за то, что он не разрешил своей дочери выйти из дома для встречи с ними. Жена позвала на помощь соседей. Увидев приближающегося соседа 3., нападавшие бросились бежать. Вслед за ними побежал 3., имея целью задержать хотя бы одного из нападавших. В свою очередь П., не зная о том, что 3. гонится за подростками, схватил имевшееся в доме ружье и побежал за ними. В темноте он не различил 3. и принял его за одного из нападавших. Имея целью задержать преступника, П. произвел прицельный выстрел из ружья по ногам бегущего, причинив по ошибке 3. средней тяжести телесные повреждения. В данном случае П. не осознавал и в сложившейся обстановке не мог осознавать ошибочности своего предположения о том, что он производит выстрел не в преступника, т.е. действовал невиновно. Учитывая, что причиненный им вред не превысил бы пределов дозволенного вреда в условиях задержания действительного преступника, П. и в данном случае не подлежит уголовной ответственности.

6. Характер действий при задержании. Задержание преступника выражается в действиях потерпевшего или других лиц, связанных с лишением преступника личной свободы, а также причинением ему (в случае необходимости) вреда. Такие действия совпадают с фактическими признаками объективной стороны незаконного лишения свободы, а также убийства, нанесения телесных повреждений, удара, побоев, насильственных действий, причиняющих физическую боль, уничтожения или повреждения имущества. Они осуществляются путем применения физического или психического насилия, а также причинения имущественного ущерба. Иногда преступник может быть лишен свободы путем обмана. Задержание, далее, может признаваться правомерным действием, если оно было осуществлено на короткое время, т.е. было краткосрочным. Время задержания, которое является необходимым и достаточным для передачи преступника органам власти, определяется конкретными обстоятельствами задержания. Но в любом случае, задержав преступника, потерпевший, очевидец или иное лицо обязаны при первой же реальной возможности передать его соответствующим органам власти. Задержание преступника на длительный срок при отсутствии в том необходимости не исключает ответственности задерживающего лица по ст. 123 УК.

7. Своевременность задержания. Объективным условием правомерного задержания преступника является его своевременность. В соответствии с ч. 5 ст. 15 УК такое задержание может быть произведено лишь в момент или непосредственно после совершения преступного нападения. Начальным моментом возникновения права на задержание преступника является начало преступного нападения, когда объект посягательства подвергся непосредственной угрозе немедленного причинения вреда. Право на задержание сохраняется и во время продолжающегося нападения,’ а также непосредственно, т.е. тотчас, сразу же после завершения нападения (задержание по «горячим» следам, которое, по данным некоторых исследований, имеет место почти в 90% случаев). Таким образом, закон ограничивает право граждан на задержание преступника определенными временными рамками. Поэтому задержание, произведенное спустя какое-то время, т.е. не непосредственно после совершения преступного нападения, является неправомерным.

8. Необходимость (вынужденность) причинения вреда при задержании. Задержание преступника, не сопряженное с причинением вреда его жизни, здоровью или имуществу, всегда предпочтительнее. Однако преступники, стремясь уклониться от задержания, часто отказываются выполнять требования задерживающего, не следуют в органы власти, совершают побеги с места совершения преступления или по пути следования в органы власти, оказывают сопротивление, наконец, нападают на задерживающих лиц. В таких случаях гражданин нередко вынужден причинить преступнику вред, чтобы успешно произвести задержание. Такая вынужденность (необходимость) определяется сложившейся обстановкой задержания и имеет место там, где у потерпевшего или иных лиц отсутствует реальная возможность без серьезной опасности для себя или других граждан осуществить ненасильственное задержание преступника, уклоняющегося от такого задержания, что вызывает необходимость (вынуждает) причинить ему определенный вред. Вывод о невозможности конкретного гражданина задержать противодействующего преступника без причинения ему вреда делается на основе сопоставления сил, возможностей и средств этого гражданина с силами и возможностями преступника, а также избранным им способом уклонения от задержания. Здесь имеют значение число лиц с обеих сторон, возраст, физические силы, вооруженность преступника и гражданина, а также все другие условия, которые в своей совокупности свидетельствуют об отсутствии у гражданина реальной возможности задержать преступника без причинения ему вреда. И, напротив, одно лишь уклонение от задержания в обстановке, когда гражданин имел и осознавал явную возможность лишить преступника свободы без причинения ему вреда, равно как и отсутствие противодействия со стороны преступника свидетельствуют о невынужденном причинении преступнику вреда.

Обстоятелъства, исключающие преступность деяния

Если в таких ситуациях вред все же будет причинен, то это может влечь ответственность гражданина на общих основаниях, поскольку такой вред причинен без необходимости.

Л. и П., услышав крики о помощи, обнаружили грабителя С. и стали с палками в руках его преследовать. С. вначале пытался «оторваться» от них, однако, видя, что это ему не удается, остановился. Задерживающие подбежали к С. и, несмотря на просьбы не бить его, нанесли несколько ударов палками по спине, причинив средней тяжести, телесные повреждения. Очевидно, что в данном случае причинение преступнику вреда не было вызвано его противодействием задержанию и поэтому не является правомерным.

9. Соразмерность вреда, причиняемого преступнику при его задержании. Вынужденное (необходимое) причинение вреда не может быть безграничным, ибо преступник даже фактом совершения преступления и стремлением уклониться от задержания не ставит себя вне закона. Поэтому применяемые к нему в каждом случае насильственные меры должны иметь определенные пределы. Часть 5 ст. 15 УК, устанавливая эти пределы, предусматривает, что вред причиненный преступнику, признается правомерным, если он соответствовал опасности совершенного посягательства и обстановке задержания преступника. При этом, очевидно, речь не идет о жесткой пропорциональности или тождестве причиняемого вреда указанным факторам. Правомерным является и такой вред, который хотя и не соответствовал опасности посягательства или обстановке задержания преступника, но это несоответствие не носило резкого, явно выраженного характера. Пленум Верховного Суда Украины в постановлении от 28 июня 1991 г. разъяснил, что «действия граждан, которые при выполнении общественных обязанностей по поддержанию правопорядка причинили вред лицу в связи с предпринятыми мерами по прекращению его общественно опасного посягательства, задержанию с целью передачи или доставления в соответствующие органы, должны рассматриваться как совершенные в состоянии необходимой обороны, если ими не было допущено явного несоответствия средств задержания характеру и степени общественной опасности содеянного и обстоятельствам задержания».

Решение вопроса о пределах причинения преступнику вреда зависит от соответствия этого вреда двум обстоятельствам, взятым в своем единстве, а именно: 1) опасности посягательства и 2) обстановке задержания преступника.

Опасность посягательства определяется: а) ценностью блага, на которое направлено посягательство, и б) характером и размером вреда, причиненного этому благу, или реальной угрозой причинения ему такого вреда. Очевидно, что причиняемый преступнику вред в первую очередь должен соответствовать опасности совершенного им посягательства. При этом чем более опасно совершенное посягательство, тем более широкими являются пределы причинения вреда при задер-

жании лица, его учинившего.

Однако причинение преступнику вреда, даже соответствующего опасности посягательства, не всегда свидетельствует о его соразмерности. Так, нанесение тяжкого ранения разбойнику, противодействующему задержанию, соответствует, конечно, опасности совершенного им нападения. Однако если у лица имелась реальная возможность задержать преступника с применением более мягких средств, но оно, осознавая эту возможность, тем не менее причиняет ему тяжкий вред, то такой вред не может быть признан соразмерным, поскольку он был более чем достаточным для успешного задержания. Поэтому закон и предусматривает, что соразмерным может быть признан лишь такой вред, который соответствовал не только опасности посягательства, но и обстановке задержания преступника, т.е. тем условиям, которые характеризуют реальные силы, возможности и средства потерпевшего или иных лиц для успешного задержания преступника.

Такая обстановка может варьироваться от относительно благоприятной до неблагоприятной для задерживающего лица. Относительно благоприятная обстановка свидетельствует, что потерпевший или иное лицо обладает явным, например, физическим превосходством над преступником и осознает, что имеет реальную возможность успешно произвести задержание без причинения преступнику тяжкого вреда. И напротив, неблагоприятная обстановка задержания означает, что задерживающий находится в невыгодном, проигрышном положении по сравнению с противодействующим преступником и осознает, что успешное задержание возможно лишь в случае причинения преступнику тяжкого вреда. Однако такой вред может быть признан соразмерным лишь в случае, если производится задержание лица, совершившего посягательство большой общественной опасности. Между тем в силу волнения, испуга, неожиданности нападения и других факторов гражданин может добросовестно ошибаться в оценке опасности посягательства или характере обстановки задержания, что, естественно, может повлечь причинение преступнику и более тяжкого вреда, за который задерживающий не подлежит ответственности.

10. Превышение пределов причиненного преступнику вреда при его удержании является неправомерным и при определенных условиях влечет за собой уголовную ответственность. Превысить указанные пределы — это значит причинить преступнику чрезмерный вред, т.е. нарушить условие о его соразмерности. В отличие от необходимой эбороны уголовный закон определяет лишь пределы причинения треступнику вреда при его задержании, но в нем отсутствует понятие ях превышения. Вместе с тем, учитывая, что ч. 5 ст. 15 УК приравни-зает действия по задержанию преступника по своим правовым по-шедствиям к необходимой обороне и принимая во внимание приводившиеся выше разъяснения, которые содержатся в постановлении Пленума Верховного Суда Украины от 28 июня 1991 г., можно определить, что превышение пределов причинения вреда преступнику при ;го задержании — это умышленное нанесение ему тяжкого вреда (смер-ги или тяжких телесных повреждений), явно несоразмерного либо с шасностью совершенного посягательства, либо с обстановкой задержа-шя преступника. Это несоответствие прежде всего характеризует фезмерный (несоразмерный) вред по его объективным признакам. В эассматриваемых случаях преступнику причиняется смерть или нано-;ятся тяжкие телесные повреждения, т.е. такой вред, который резко, ше всякого сомнения, бесспорно не соответствует либо посягатель-:тву небольшой общественной опасности, либо сложившейся для ютерпевшего или иных лиц относительно благоприятной обстанов-се задержания. Так, вынужденное причинение тяжкого вреда уклонявшемуся от задержания хулигану, совершившему, например, нападе-гае, не связанное с посягательством на личность, свидетельствует о [вном несоответствии этого вреда опасности содеянного им. Точно

*ак же причинение, например, убийце смерти в обстановке, при ко-

•орой гражданин очевидно имел и осознавал реальную возможность ;адержать его путем причинения менее тяжкого вреда, говорит о яв-юм несоответствии причиненного вреда относительно благоприят-юй обстановке задержания.

Указание, далее, на явное несоответствие рассматриваемого вреда ;арактеризует и субъективное отношение задерживающего к причиня-мому им вреду. Это отношение заключается в том, что и с точки зрения ютерпевшего или иных лиц причинение преступнику при его задержа-ши тяжкого вреда является заведомо несоразмерным, т.е. явно не соот-(етствующим опасности совершенного посягательства или явно более [ем достаточным для его задержания. Иначе говоря, превышение преде-юв причинения вреда характеризуется умышленной виной.

В Особенной части УК отсутствуют специальные нормы, в кото->ых предусматривалась бы ответственность за вред, причиненный [реступнику в результате превышения указанных пределов. Учиты->ая, однако, что действия по задержанию преступника УК приравни-;ает по своим правовым последствиям к необходимой обороне, пре-

вышение указанных пределов влечет ответственность по ст.ст. 97 и 104 УК, т.е. в случае умышленного убийства преступника или нанесения ему тяжкого телесного повреждения при задержании. Причинение преступнику иного вреда, даже при превышении указанных пределов, не наказуемо. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что ч. 5 ст. 15 УК приравнивает по правовым последствиям к необходимой обороне не любые действия по задержанию преступника, а лишь те из них, которые были предприняты непосредственно после посягательства. Поэтому причинение преступнику вреда спустя какое-то время после окончания им посягательства не может быть квалифицировано по ст. 97 или ст. 104 УК и ответственность должна определяться на общих основаниях. При этом, однако, указанное превышение пределов причинения вреда должно учитываться как обстоятельство, смягчающее ответственность.

lawbook.online

§ 3 . Задержание лица , совершившего преступление

1 . Часть 1 ст . 38 устанавливает : » Не признаются преступными действия потерпевшего и других лиц непосредственно после совершения посягательства , направленные на задержание лица , совершившего преступление , и доставление его соответствующим органам власти , если при этом не было допущено превышения мер , необходимых для задержания такого лица » . Согласно ч. 2 ст . 38 превышением указанных мероприятий признается умышленное причинение лицу, совершившему преступление , тяжкого вреда , явно не соответствующего опасности посягательства или обстановке задержания преступника.

Правомерное задержания преступника потерпевшими или иными лицами — это насильственные действия , направленные на краткосрочное лишение свободы лица , совершившего преступление , с целью доставки его органам власти , если эти действия вызваны необходимостью задержания и соответствуют опасности совершенного посягательства и обстановке задержания преступника.

2 . Задержание преступника возможно лишь при наличии для этого основания , то есть преступления . Обычно основанием задержания служит очевидное для пострадавших или других лиц преступное посягательство на правоохраняемым интересам (например , разбойное нападение , кража , посягательство на жизнь или здоровье человека) . Задержание лица при отсутствии такого основания может свидетельствовать о незаконности действий и тянуть за собой ответственность по ст . 146 УК как за незаконное лишение свободы .

3 . Задержание преступника имеет признаки , характеризующие : 1 ) цель задержания 2 ) лицо, подлежащее задержанию 3) характер действий при задержании 4) своевременность задержания 5) необходимость причинения вреда и , наконец , 6 ) соразмерность вреда , причиненного преступнику при его задержании.

4 . Цель задержания . Согласно ч. 1 ст . 38 УК действия потерпевших и других лиц признаются правомерными , если они имели своей целью задержания преступника и доставки его органам власти. В связи с этим выделяют две цели таких действий: 1 ) конечная — доставки преступника соответствующим органам ( в отдел милиции , прокуратуру , исполком местного совета , военной власти и др.) и 2 ) ближайшая — задержать преступника , то есть лишить его личной свободы. Если же действия по задержанию преступника были осуществлены для достижения другой цели ( например , для самосуда ) , то это исключает их правомерность . Следует иметь в виду , что задержанию предоставляет правомерности именно наличие в удерживающих указанной цели , а не фактически достигнутый результат (например , преступник вырвался и скрылся , бежал из закрытого помещения и т.д.) .

5 . Лицо, подлежащее задержанию . УК регулирует задержание только преступника , а не других правонарушителей , т.е. задержания лица, совершающего или уже совершившего преступное посягательство . Убеждение в том , что задерживается именно преступник , а не другое лицо , должно основываться на осознании тем , кто задерживает , очевидности преступления . Если же потерпевший добросовестно заблуждается относительно преступности совершенного или личности преступника , то вопрос об ответственности за необоснованное причинение вреда должен решаться по правилам задержания так называемого мнимого преступника, аналогичные правилам о мнимой обороне .

6 . Характер действий при задержании. Задержание преступника заключается в действиях пострадавших или других лиц , связанных с лишением преступника личной свободы , а также причинением ему ( в случае необходимости ) вреда. Такие действия совпадают с фактическими признаками объективной стороны некоторых преступлений , например , незаконного лишения свободы , убийства , причинение телесных повреждений и других насильственных действий , уничтожения или повреждения имущества . Задержание , дальше , может признаваться правомерной действием , если оно было совершено на короткий промежуток времени , то есть было краткосрочным. Время задержки , что является необходимым и достаточным для передачи преступника органам власти , определяется конкретными обстоятельствами задержания. Но в любом случае , задержан преступник при первой же реальной возможности должен быть передан властям . Задержание преступника на длительный срок при отсутствии такой необходимости не исключает ответственности лица по ст . 146 УК .

7 . Своевременность задержания. Согласно ч. 1 ст . 38 УК задержание может быть совершено только в момент или непосредственно после совершения преступного посягательства . Начальным моментом возникновения права на задержание преступника есть начало преступного посягательства , когда объект посягательства подвергся непосредственной угрозе немедленного причинения вреда. Право на задержание сохраняется и во время посягательства, продолжается, а также непосредственно , то есть сразу же после завершения преступления (задержание по «горячим » следам , что по данным некоторых исследований имеет место почти в 90 % случаев). Поэтому задержание , сделано через некоторое время , то есть не непосредственно после совершения преступного посягательства , является неправомерным .

8 . Необходимость причинения вреда при задержании. Задержание преступника , не связанное с причинением вреда его жизни , здоровью или имуществу , всегда предпочтительней . Однако преступники часто отказываются выполнять требования того , кто задерживает , пытаются скрыться с места преступления , сопротивляются или даже нападают на лиц, их задерживают. В таких случаях гражданин нередко вынужден причинить преступнику соответствующую вред , потому что в пострадавших или других лиц отсутствует реальная возможность без серьезной опасности для себя или других лиц осуществить ненасильственное задержание преступника. В этом случае имеет значение количество лиц с обеих сторон , возраст , физические силы , вооруженность преступника и гражданина , а также все другие условия , которые в своей совокупности свидетельствуют об отсутствии реальной возможности задержать преступника без причинения ему вреда . И , наоборот , одно лишь уклонение от задержания в обстановке , когда гражданин имел и осознавал явную возможность задержать лицо без причинения ему вреда , так же как и отсутствие противодействия со стороны преступника свидетельствует об отсутствии потребности в причинении вреда . Если , однако , такой ущерб был все же нанесен , то это должно влечь ответственность гражданина на общих основаниях.

9 . Соразмерность вреда, причиняемого преступнику при его задержании . Вынужденное (требуется ) причинения вреда не может быть безграничным , так как преступник даже факту совершения преступления и стремлением уклониться от задержания не ставит себя вне закона. Примененные к нему в каждом случае насильственные меры должны иметь определенные границы. Эти пределы зависят от соответствия вреда, причиняемого , двум взаимосвязанным обстоятельствам , а именно: 1) опасности посягательства и 2 ) обстановке задержания преступника. Опасность посягательства определяется : ??а ) ценности блага , на которое направлено посягательство , и б ) характером и размером вреда , причиненного этому благу , или реальной угрозой причинения этого вреда. Поэтому , чем более опасно посягательства , тем более широкими являются пределы причинения вреда для задержания лица, совершившего посягательство . Так , при уклонении от задержания , например , убийцы , насильника , участника разбойного или бандитского нападения и т.п. подходящим является причинение ему тяжкого вреда (смерти или тяжких телесных повреждений) . И , наоборот , при совершении посягательства сравнительно небольшой общественной опасности , предельным является нанесение преступнику Нетрудно вреда ( во всяком случае такой , что не превышает средней тяжести телесных повреждений) , поскольку более тяжкий вред была бы явно неподходящей небольшой опасности самого посягательства.

Однако не всегда причинение преступнику вреда, даже соответствует опасности посягательства , свидетельствует о его соразмерность . Так , если у лица была реальная возможность задержать преступника с применением более мягких средств , но она , осознавая эту возможность , причиняет ему тяжкий вред , такой вред не может быть признана соразмерной , поскольку она была более чем достаточной для успешного задержания. Поэтому закон и предусматривает , что соизмеримо может быть признана лишь вред, который отвечала не только опасности посягательства , но и в обстановке задержания преступника , то есть тем условиям , характеризующие реальные силы , возможности и средства потерпевшего или других лиц для успешного задержания преступника. Такая обстановка может варьироваться от относительно благоприятной к неблагоприятной для лица , которая задерживает . Относительно благоприятная обстановка свидетельствует , что потерпевшая или другое лицо имеет явную , например физическое превосходство над преступником , и осознает , что имеется возможность успешно осуществить задержание без причинения преступнику тяжкого вреда . И , наоборот , неблагоприятная обстановка задержания означает , что тот , кто задерживает , находится в невыгодном , проигрышном положении по сравнению с преступником и осознает , что успешное задержание возможно только в случае причинения преступнику тяжкого вреда . В то же время , следует иметь в виду , что из-за волнения , испуг , неожиданное нападение и т.д. гражданин может добросовестно заблуждаться в оценке опасности посягательства или характера обстановки задержания , естественно может потянуть причинение преступнику и более тяжкого вреда , за которую тот , кто задерживает , не подлежит ответственности .

10 . Превышение пределов причиненного преступнику вреда при его задержании является неправомерным и означает , что преступнику причинен несоизмеримо жалко. Превысить указанные пределы — значит причинить преступнику чрезмерного вреда , то есть нарушить условие о ее со- размерность . Согласно ч. 2 ст . 38 УК превышение пределов причинения вреда преступнику при его задержании — это умышленное причинение ему тяжкого вреда (смерти или тяжких телесных повреждений) , явно не соразмерна или опасностью совершенного посягательства , или с обстановкой задержания преступника. Поэтому , например , вынужденное причинение тяжкого вреда хулигану , что уклоняется от задержания , совершившего , например , нападение , не связан с посягательством на личность , свидетельствует о явной несоответствие этого вреда опасности совершенного им . Так же причинения, например , убийцы смерти в обстановке , при которой гражданин очевидно имел и осознавал реальную возможность задержать его путем причинения менее тяжкого вреда , говорит о явное несоответствие причиненного вреда в отношении благоприятной обстановке задержания .

Здесь важно учитывать субъективное отношение того , кто задерживает , к вреду , которым причиняется . Он должен понимать , что наносимый тяжкий вред явно не соответствует опасности совершенного посягательства или явно более чем достаточна для задержания лица, его совершившего. Иначе говоря , превышение пределов причинения вреда при задержании возможно лишь при наличии умысла .

Превышение мер , необходимых для задержания преступника , влечет ответственность лишь в двух случаях , специально предусмотренных в ст . 118 ( умышленное убийство при превышении мер , необходимых для задержания преступника) и ст. 124 УК (умышленное причинение тяжкого телесного повреждения преступнику при таких обстоятельствах ) . Причинение преступнику другой вреда является без вины .

studfiles.net

2 преступника самооценка 3 преступного посягательства

12.3.2. Типология личности преступника

В истории психологии и криминологии предпринимались попытки дать психологическую классификацию личностей преступников. Так, например, известный русский психолог А.Ф.Лазурский, взяв основанием для типологии природные психологические возможности и особенности социальной приспособленности личности к действительности, наряду с другими выделял так называемый извращенный тип низшего уровня, который, по его мнению, плохо приспособлен к жизни. В свою очередь, извращенный тип А.Ф.Лазурский делил на ряд типов.

1. Пассивный тип, имеющий два подтипа: а) апатичный, характеризующийся отсутствием ярко выраженных интересов и потребностей, равнодушным отношением к окружающей действительности; б) безвольно-робкий, легко внушаемый, с преобладанием подавленного настроения. Такие люди не относятся к криминальному типу, но могут служить источником пополнения преступного мира.

2. Расчетливо-эгоистический тип, характеризующийся хитростью, черствостью и злопамятностью, заботой о своих выгодах и интересах, преимущественно материальных; этот тип близок к криминальному, ибо его представители легко, без понуждений со стороны, сознательно становятся на путь преступлений.

3. Аффективно-извращенный криминальный тип, представители которого – беспорядочно веселые, легкомысленные люди, пропойцы, драчуны, скандалисты, мелкие воришки.

4. Активно-извращенный криминальный тип, который включает два подтипа: а) беспорядочного насильника, характеризующегося решительностью, энергией, склонного к дракам, не любящего работать; б) сосредоточенно-жесткого, способного на самые жестокие зверства и убийства1.

Классификация А.Ф.Лазурского имеет определенное познавательное значение, хотя в ней и допускается психологизация преступности. Интересную попытку классифицировать личности преступников предпринял в 20-х годах С.В.Познышев1. Исходя из соотношения личностных особенностей (эндогенных факторов) и внешних обстоятельств (экзогенных факторов), толкнувших субъектов на преступление, он делит преступников на два основных типа: эндогенных и экзогенных.

Эндогенные преступники – это лица, предрасположенные к известным видам преступной деятельности: они сами ищут условия для реализации своего преступного замысла. Высшей степенью предрасположения к преступлению обладают преступники-профессионалы. Основной признак профессионального преступника – склонность к удовлетворению своих потребностей посредством данного преступления, образующая как бы установку его личности на определенное преступление. Эндогенные преступники делятся на три подтипа:

а) импульсивные преступники – лица, испытывающие чувство удовольствия от самого процесса совершения общественно опасных деяний (к ним относятся лица, всецело отдающиеся мимолетным низменным наслаждениям, руководствующиеся самолюбием и тщеславием, стремящиеся к развлечениям, похотливые и т.п.);

б) эмоциональные преступники – лица, совершающие преступления главным образом для удовлетворения внезапно возникшего сильного чувства (аффекта), не умеющие и не желающие управлять своим поведением;

в) расчетливо-рассудочные преступники, которых толкает на преступление не порыв чувства, не стремление к мимолетным чувственным наслаждениям, а представление известной связи совершаемого преступления с их общей целью – достижением известного служебного, социального, имущественного, семейного положения и т.п.

Экзогенные преступники – это лица, совершившие преступления вопреки своим расчетам и ожиданиям. Обстоятельства так резко и быстро изменились и дали такой толчок к преступлению, что под их давлением человек не устоял. Это люди, потерпевшие крушение в жизненных бурях, вставшие на преступный путь под давлением обстоятельств, хотя и не столь тяжелых, но все-таки превышавших обычные жизненные затруднения. Они прожили бы всю жизнь, не сталкиваясь с уголовным судом и законом, если бы не попали в данное положение.

Тип экзогенных преступников, характеризующийся пониженной сопротивляемостью неблагоприятным внешним обстоятельствам, имеет два подтипа:

1) лица, которые с достаточной ясностью не увидели иных, не преступных выходов из своего положения (у одних это произошло из-за интеллектуальной недостаточности – глупые, недалекие, малоразвитые, легкомысленные, у других – из-за растерянности – трусы, впавшие в уныние, отчаявшиеся и т.п.);

2) лица, видевшие социально приемлемый, не преступный выход из создавшегося положения, но не обладавшие достаточной энергией, чтобы своевременно его использовать (пассивные, безвольные, слишком застенчивые, холодные, безучастные или бессердечные, неблагодарные и неделикатные, нечестные, не уважающие общественные интересы и т.п.).

Ряд современных исследователей разрабатывает классификации преступников, исходя из характеристики направленности их личности. Так, Г.М.Миньковский берет за основу типологии «ступенчатое различие направленности», ориентаций личности (включая систему установок) как адекватное выражение социально-демографической, нравственно-психологической и правовой ее характеристик и выделяет четыре типа правонарушителей:

– для первого типа преступление является случайным, противоречащим общей направленности личности;

– для второго – оно возможно с учетом общей неустойчивости направленности личности, но является ситуативным с точки зрения повода и ситуации;

– для третьего – оно результат общей отрицательной ориентации личности, обусловливающей выбор среды, времяпрепровождение и непосредственный вариант действий при наличии подстрекательства, примера преступного поведения и т.п.;

– для четвертого – оно результат преступной установки личности, включающей активный поиск, организацию повода и ситуации для преступных деяний, относительно устойчивой системы антисоциальных оценок и отношений.

Предложенная Г.М.Миньковским типология не только фиксирует основные варианты возможной направленности личности правонарушителей, но и отражает процесс постепенного формирования социально негативных черт личности, переход от единичных отклонений к их «цепочке», в случаях, когда противодействующие меры несвоевременны или недостаточно интенсивны. Знание этих особенностей позволяет оборвать, а затем и устранить криминальное развитие личности.

В основе типологии А.Г.Ковалева лежит степень криминальной зараженности личности правонарушителя. В зависимости от этого можно выделить:

– глобальный преступный тип – это асоциальная личность с полной преступной зараженностью, отрицательным отношением к труду и другим людям, не мыслящая иной жизни, кроме преступной. Все помыслы представителей этого типа направлены на осуществление преступлений, их воля тверда и непоколебима в осуществлении задуманных уголовных деяний, совершение преступлений им приносит удовлетворение. Этот психологический тип включает различные социальные подтипы: похотливого растлителя и насильника, казнокрада, бандита и т.д.;

– парциальный преступный тип – это лицо с частичной криминальной зараженностью, его личность раздвоена, в ней уживаются черты нормального социального типа и черты преступника. Он с уважением относится к авторитетным людям, имеет друзей, интересуется событиями общественной жизни, читает газеты, посещает музеи и театры, но вместе с тем систематически совершает преступления. Большинство таких лиц совершают преступления против государственной и личной собственности, а также должностные и хозяйственные преступления;

– предкриминальный тип – лица, которые, попав в определенную ситуацию, в силу своих морально-психологических свойств неизбежно совершают преступления. К подтипам этого типа относятся:

а) чрезвычайно эмоционально возбудимые, с недостаточным самообладанием личности, совершающие в соответствующих ситуациях хулиганские действия, убийства или тяжкие телесные повреждения в состоянии ревности, гнева и т.п.;

б) легкомысленные лентяи, весьма податливые на соблазны, которые любят хорошо пожить, не утруждая себя.

Совершается немало преступлений вследствие недостаточной предусмотрительности или неблагоприятного стечения обстоятельств. Эти преступления также социально опасны и наказуемы, но люди, их совершившие, вряд ли могут быть отнесены к криминальным типам.

В типологии личностей преступников следует различать три градации: 1) общий тип преступника; 2) личность преступника определенной категории; 3) личность преступника определенного вида. Эти градации соотносятся между собой как общее, особенное и единичное.

Поскольку социальным ядром личности являются ее направленность, система жизненных отношений, мотивационно-ценностная ориентация, то это ядро и должно определять тип преступника.

Критерием типического в преступнике является степень его общественной опасности – мера его асоциальной деформации и дефекты психической саморегуляции. По этому критерию можно выделить три типа преступников – антисоциальный (злостный), асоциальный (менее злостный) и тип личности преступника, характеризующийся дефектами психической саморегуляции (случайный).

Наряду с мерой социальной опасности преступника, можно выделить характер этой опасности, определяемый объектом преступного посягательства. В связи с этим можно установить три группы направленности преступников: насильственную, корыстную и корыстно-насильственную. Внутри этих групп преступлений выделяются конкретные виды преступников – воры, расхитители, спекулянты, мошенники, грабители, убийцы и т.п.

Однако само по себе деяние не раскрывает полностью субъективных сторон личности преступника. Деяния, одинаковые по юридическим признакам, могут быть обусловлены различными психическими факторами. «Кража, например, в одном случае обнаруживает хищническую приобретательскую направленность виновного, а в другом – слабоволие и внушаемость. От первого скорее всего можно ожидать повторного хищения, от другого – самых разнообразных поступков»1.

В основе криминально-психологической классификации личности преступников лежат доминирующие позиции личности, ее побуждения, мотивы, устойчивые цели и способы совершения преступления, мера десоциализированности личности, характер ее антисоциальной направленности.

Личность преступника характеризуется совокупностью следующих признаков:

1) видом совершенного преступления – объектом преступного посягательства, тяжестью и характером преступных последствий, совершено ли преступление впервые, случайно, повторно или совершается систематически рецидивистом;

2) формой вины, мотивом и целью преступления;

3) способом совершения преступления как показателем интенсивности антисоциальной направленности преступника;

4) ситуацией и поводом совершения преступления;

5) наличием отягчающих и смягчающих ответственность обстоятельств;

6) отношением преступника к совершенному деянию – поведением преступника после совершения преступления (явка с повинной, уклонение от следствия и суда, оговор невиновных, помощь или противодействие следствию, поведение во время отбывания наказания).

Совокупность указанных признаков характеризует меру десоциализированности преступника. Основа типологии преступников – степень их десоциализированности, мера социально-ценностной поведенческой дезадаптации.

По степени социальной дезадаптации можно различать два типа личности преступника:

1. Антисоциальный тип – лица, неоднократно совершавшие преступления на базе устойчивой антисоциальной направленности, тип «злостного» преступника.

2. Асоциальный тип – лица, впервые совершившие преступление на основе общей асоциальной направленности, несоциализированный, «менее злостный» тип преступника.

По психорегуляционному основанию выделяется тип личности преступника, характеризующийся дефектами психической саморегуляции, – лица, совершившие преступление впервые и в результате случайного стечения обстоятельств; совершенное преступление противоречит общему типу поведения данной личности, случайно для нее, связано с отдельными дефектами психической саморегуляции. Это лица, не сумевшие противостоять криминогенной ситуации; их личностными особенностями являются низкий уровень самоконтроля, ситуативная обусловленность поведения.

Тип преступников с дефектами саморегуляции подразделяется на четыре разновидности:

а) лица, допускающие преступную халатность, бездействие;

б) лица, совершающие преступления в результате чрезвычайной самонадеянности;

в) лица, совершающие преступления в результате сильного душевного волнения и в ответ на неправомерные действия других лиц;

г) лица, совершающие преступления в силу повышенной ситуативной дезадаптации;

По содержанию ценностно-ориентационной направленности личности различаются следующие группы преступников:

1. Преступники с антисоциальной корыстной направленностью.

Эта группа преступников посягает на основное достояние общества – распределение материальных благ в соответствии с мерой и качеством затраченного труда. Здесь выделяются четыре подгруппы:

а) корыстно-хозяйственная подгруппа преступников (фальсификация товаров, игнорирование налогообложения, лицензирования и т.д.);

б) корыстно-служебная подгруппа преступников (хищения путем злоупотребления служебным положением, обмана клиентов, вымогания взяток);

в) воры – лица с корыстными посягательствами, связанными с тайным похищением имущества (кражи);

г) мошенники (подделка документов, обманное вымогательство и т.п.).

2. Преступники с антисоциальной корыстно-насильственной направленностью – лица с корыстными посягательствами, соединенными с насилием над личностью (насильственное вымогательство, грабежи, разбойные нападения).

3. Преступники с антигуманной, агрессивной направленностью – лица с крайне пренебрежительным отношением к жизни, здоровью и личному достоинству других людей.

В этой группе выделяются следующие четыре подгруппы:

б) злостные хулиганы;

в) лица, причиняющие ущерб чести и достоинству личности путем оскорблений и клеветы;

г) лица, совершающие агрессивно-насильственные действия против личности (убийства, изнасилования, причинение телесных повреждений).

Все проявления поведенческого регресса индивида связаны с его выпадением из русла социокультурных стандартов.

Следует также различать личность преступника-индивидуалиста и личность преступника – члена преступной группы. В последнем случае существенным криминально-значимым признаком преступника являются его групповой статус, ролевая функция в преступной группе.

Каждый из приведенных типов преступников имеет своеобразную «схему личности» – специфику потребностно-мотивационной направленности, интеллектуальных, волевых, эмоциональных и инструментально-поведенческих свойств.

Анализируя личность преступника, исходя из типа, можно определить степень социальной дезадаптации и ориентационно-поведенческую схему личности преступника.

Итак, личность преступника – это совокупность негативных социально значимых качеств преступника, проявляющаяся в конкретном преступном деянии. Качества личности виновного должны быть рассмотрены с точки зрения их иерархической структурированности. И здесь на передний план выдвигаются как общая ценностно-ориентировочная схема личности, так и психологические особенности отдельных категорий преступников.

www.vuzlib.su